Воскресенье, 30.04.2017, 23:39
Приветствую Вас Гость | RSS

110 ВОЕННО-ТРАНСПОРТНЫЙ АВИАЦИОННЫЙ ПОЛК

Каталог файлов

Главная » Файлы » Люди, события, воспоминания

Девятка майора Балашова
31.10.2009, 19:39


Балашов Иван Филиппович - родился в семье крестьянина. Русский. Окончил семилетку в городе Рыбинске. В ВВС РККА с 1927 года. В 1927 г. окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу летчиков, а в 1930 году - Севастопольскую высшую школу красных морских лётчиков. Несколько лет был летчиком-инструктором, а потом служил в строевых частях. Член ВКП(б) с 1939 года. Участвовал в советско-финской войне. Был помощником командира 6-го дальнебомбардировочного авиаполка. Совершил 13 боевых вылетов, разрушил ряд железнодорожных узлов и промышленных объектов.


29 декабря 1939 года майор Балашов во главе группы из семи самолётов вылетел для нанесения удара по оборонному заводу в г. Ювяськюля. Стояла низкая облачность. Балашов провёл самолёты над облаками, а потом, пробив их, вывел машины точно на цель. Самолёты нанесли мощный бомбовый удар с малой высоты. Противник открыл шквальный зенитно-артиллерийский и пулемётный огонь. Но задание было уже выполнено, и наши самолёты вновь скрылись в облаках. Утром 6 января 1940 года с аэродрома Кречевицы, поднялись две группы бомбардировщиков ДБ-3 6-го дбап. Первая из них, под командованием майора Балашова, насчитывала девять самолетов (из состава 1-й и 2-й эскадрилий). Во второй группе под командованием майора Майстренко было восемь бомбардировщиков из состава 1-й и 3-й эскадрильи. Группа Майстренко была практически полностью уничтожена. На свой аэродром вернулся только один самолет.


Роковым обстоятельством, определившим исход боя, оказалось решение майора Майстренко возвращаться прежним маршрутом, что и привело к разгрому его группы. Безусловно, сейчас уже трудно понять причины, побудившие его избрать этот путь, но возможно, наряду с желанием свести к минимуму угрозу потери ориентировки над незнакомой местностью, он надеялся на сложные погодные условия (сильную облачность). Однако его расчеты не оправдались. Девятка майора Балашова, не понесла потерь и в полном составе вернулась на базу, что объясняется решением ведущего использовать для возвращения другой маршрут.


Всего за время боев зимой 1939-40 гг. 6-й дбап потерял четырнадцать самолетов, половина из которых пришлась на трагический день 6 января 1940 года. 7апреля 1940 года, майор Балашов Иван Филиппович был удостоен звания Герой Советского Союза. Ему была вручена медаль «Золотая Звезда» № 318. Вскоре подполковник Балашов был назначен командиром 100-го дальнебомбардировочного авиаполка 35-й бомбардировочной авиадивизии дальнего действия. Вспоминает генерал-лейтенант авиации Каравацкий: «Ознакомление с дивизией начал с низов. Прежде всего встретился с авиаторами полка, что размещался в Орле. Командовал полком Герой Советского Союза И. Ф. Балашов. Молод он был и отважен. Боевой летчик. Участник войны с Финляндией. Летчики, все авиационные специалисты по праву гордились подвигами своего командира. К вечеру у меня сложилось определенное представление о положении дел в полку. Перед отлетом в Брянск снова побывал у командующего авиацией округа. Высказал впечатления от знакомства с И. Ф. Балашовым и полком, внес конкретные предложения об изменении характера планирования боевой учебы... Орловский полк заметно отставал в боевой подготовке, и это не давало мне покоя. Командиру полка И. Ф. Балашову никак не удавалось организовать планомерную учебу экипажей. Надо было помочь ему преодолеть отставание, и я занялся этим в ближайшие дни». Участвовал в Великой Отечественной войне с июня 1941 г. Командовал 100-м дбап. В ночь на 23.06.41 г. две эскадрильи полка вылетели на первое боевое задание – бомбардировку важного железнодорожного узла. Рассказывает генерал-лейтенант авиации Молодчий: «Еще до наступления темноты полтора десятка самолетов взлетели и взяли курс на запад. Мы провожали их завистливыми взглядами. Утих шум моторов, боевые машины скрылись за горизонтом. А вслед за ними закатилось и солнце. В сгустившихся сумерках оставшиеся три эскадрильи ждали на земле дополнительных распоряжений. Все экипажи были готовы лететь на любое задание, нам хотелось как можно быстрее встретиться с врагом. Все как один мы завидовали улетевшим… Снова и снова в мыслях возвращались мы к экипажам, улетевшим бомбить железнодорожный узел. Зная скорость полета и расстояние до цели, мы без большого труда могли определить по времени, где находятся улетевшие самолеты и когда они выйдут на цель… Вскоре короткая июньская ночь кончилась. Маленькая, узенькая полоска рассвета на востоке, словно чувство тревоги в наших сердцах, разрослась во все небо. Как же так?! Расчетное время полета давно уже истекло, а на аэродроме все еще ждут улетевших на первое боевое задание. Где они?!. Что с ними?!

Из двух эскадрилий на аэродром не возвратилось ни одного самолета!.. Вскоре мы узнали все подробности. Боевой вылет был удачным. Бомбы все легли точно на цель. А вернуться на свой аэродром никто не смог. Так, оказывается, тоже бывает… В полку уделили максимум внимания точному выходу экипажей на цель. Это было обеспечено визуальным полетом. И экипажи поработали отлично. На железнодорожный узел вышли в вечерних сумерках. Цель была как на ладони. А ведь еще предстоял и обратный полет. Он приходился на ночь. Возвращаться надо было над затемненными городами, мелкими населенными пунктами. Как ориентироваться в темноте? Хорошо, что хоть ясно очерчен горизонт. На небе - ни тучи. Звезды. А вот ориентировку экипажи все-таки потеряли. Заблудились, не нашли свой аэродром. Тогда самолетная радионавигация была только в стадии освоения. Она единственная могла бы выручить. А выручила короткая июньская ночь. На самолетах хватило бензина дотянуть до рассвета. И все экипажи, как только стало светать, произвели посадку на первых подвернувшихся аэродромах. Несколько самолетов, так и не успевших определиться, вынуждены были сесть на колхозные поля».


Вспоминает генерал-лейтенант авиации Каравацкий: «Не обходилось без потерь. На аэродром под Курском, куда перебазировался полк И.Ф. Балашова, я прилетел ранним утром 27 июля. Экипажи полка, возвращаясь с ночного задания, заходили на посадку. Мне было известно, сколько ушло их в бой, и я считал бомбардировщики, едва они показывались в поле зрения. Как и накануне, вернулись не все. Значит, снова потери. Горько стало на душе. Кого-то снова придется вычеркивать из списка живых, кого-то заносить в список без вести пропавших. Остро переживали мы эти потери.


Неподалеку от меня стояли, о чем-то беседуя, летчики. Пригляделся к ним внимательнее и узнал командира полка Героя Советского Союза Ивана Филипповича Балашова. Ничего не осталось в нем от того щеголеватого и веселого летчика, каким он запомнился мне во время первой встречи в Орле. Брови над переносицей были сдвинуты. Под глазами - густые тени усталости. Многое довелось пережить ему в эти первые дни войны.


После одного из вылетов мне доложили, что экипаж И. Ф. Балашова не вернулся. Не знаю, у кого как, а у меня определенно прибавилось морщин на лице. Потерять такого храброго и опытного летчика!


Однако Иван Филиппович, как выяснилось, не погиб. Летчики видели, как он попал под перекрестный огонь вражеской зенитной артиллерии. Балашов не свернул с боевого курса. Бомбы он сбросил точно на цель. Под крылом заполыхали вагоны железнодорожного эшелона. Но и бомбардировщик Ил-4 задымил. В этот момент, как на беду, налетели «мессеры». Иван Филиппович выполнил сложный маневр, воспользовался замешательством фашистского летчика и протаранил вражеский истребитель. Оба самолета, оставляя дымные полосы, стремительно шли на снижение. Сверху было видно, как на широкой лесной поляне огненными смерчами взметнулись к небу два султана. На том месте долго не угасало пламя. Одного не заметили летчики. В последний момент, уже перед самой землей, нашему летчику все же удалось выброситься с парашютом.


Балашов оказался раненным. Он углубился в лес и, стиснув от боли зубы, зашагал на восток, туда, где над самым горизонтом уже поднималось солнце. У него было одно стремление: поскорее добраться до своих и отомстить за гибель товарищей, которым спастись не удалось. Видимо, они были ранены или убиты в воздухе.


Иван Филиппович шел без передышки и днем и ночью. Пробирался лесами и болотами. Через линию фронта перешел лишь на третий день. На излечении летчик долго не задержался. Он обратился ко мне с просьбой дать ему возможность летать. Отказать не решился: боевые вылеты для него - лучшее утешение...


В это время Балашов стоял от меня всего в нескольких шагах. Выглядел он мрачнее самой мрачной тучи.


- Вылетели впятером, приземлились втроем, - сказал он глухим, сдавленным голосом.


- Да и те, кто вернулся, уцелели, можно сказать, чудом, - отозвался стоявший рядом летчик. - Сквозь ад кромешный прорвались. Что делается-то?


Балашов смахнул зажатым в руке шлемофоном струйку пота с виска, тяжко вздохнул и снова заговорил:


- Где наши истребители? Они же охранять нас от «мессеров» должны! И до кой поры мы звеньями летать будем? Разве можно в составе звена круговую оборону организовать?


- Да и цели дают такие, что поразить их можно только с малой высоты, - досадливо проговорил собеседник. - Из-за этого и терпим такие потери. Гибнут летчики.


Иван Филиппович подождал, пока собрались все члены вернувшихся экипажей, и вместе с ними молча зашагал по дороге в военный городок. Я не стал их задерживать. Времени у них оставалось совсем мало. После короткого отдыха им снова предстояло лететь в бой. И кто знает, может, снова кто-то из них не вернется.


Трудные дни переживали авиаторы дивизии. Первые победы доставались нам дорогой ценой. Надо было искать выход, перестраиваться, вносить существенные изменения в тактику ведения боевых действий бомбардировочной авиации. От этого зависела и эффективность ударов, и жизнь экипажей.


Прав командир полка И.Ф. Балашов: бомбардировщики вылетали на задания без прикрытия, полагаясь в основном на свои силы. Летали мы чаще всего на высоте, не превышающей 500 метров. В этом была одна из основных причин наших потерь…


К этому времени наша 35-я дивизия совершила 420 боевых самолето-вылетов. Ни в одном из них нас не сопровождали истребители».


Лётчики 100-го дальнебомбардировочного авиаполка под командованием подполковника Балашова громили фашистов под Витебском, Белой Церковью, Смоленском, Брянском.


В конце августа 1941 г. они сорвали юго-западнее Брянска попытку вражеской танковой колонны прорваться в тыл наших войск.


В начале 1942 г. Балашов был назначен командиром 818-го дальнебомбардировочного авиаполка. Полк наносил бомбовые удары по военным объектам врага в Донбассе и на подступах к Сталинграду.


В ноябре 1942 г. полковник Балашов был назначен командиром 2-го гвардейского бомбардировочного полка АДД.


Произошло это после авиакатастрофы потрясшей всю Авиацию Дальнего Действия.


Вспоминает Молодчий: «Перелетая с аэродрома подскока на основную базу, погибли комдив генерал Новодранов, командир нашего полка подполковник Микрюков, офицеры оперативной группы, инженеры, техники и механики. Всего 39 человек. Погиб и наш боевой товарищ, наземный член нашего экипажа техник бомбардировщика Коля Барчук. Летели они на транспортном самолете. И пилотировал его опытный летчик капитан В. Гордельян. И вот - катастрофа. Конечно, всему были найдены причины, все объяснено. Но как нелепо погибнуть вот так, не в бою... К сожалению, случалось такое и на земле, и в небе. Пусть очень и очень редкие, но все равно тяжелые, ничем не оправданные потери. Так и было сказано тогда. А какие это были люди! О каждом из них можно книги писать».


С подмосковного аэродрома лётчики 2-го гбап летали бомбить фашистские позиции под Ленинградом.


Однажды командир полка сам возглавил ночной налёт 55 бомбардировщиков Ил-4 на скопление вражеских эшелонов. Удар был успешным – несколько часов на станции бушевал огонь, пожирая цистерны с горючим, вагоны, платформы с танками, орудиями, автомашинами, на земле остались сотни трупов гитлеровцев.


27.11.43 г. полковник Балашов был назначен командиром 1-й гвардейской авиационной Орловской дивизии дальнего действия.


В канун нового 1944 г. лётчики дивизии осуществили блестящую операцию по уничтожению фашистского аэродрома в Пскове, на котором было сосредоточено более 200 бомбардировщиков.


19.08.44 г. ему было присвоено воинское звание генерал-майор авиации.


26.12.44 г. 1-я гвардейская авиационная Орловская дивизия дальнего действия была переименована в 11-ю гвардейскую бомбардировочную авиационную Орловскую дивизию 18-й ВА.


Лётчики 11-й гбад уничтожали военные объекты врага в Нарве, Таллинне, Риге, Мемеле, Либаве, Кёнигсберге, Хельсинки, Данциге, Дебрецене, оказывали помощь наземным войскам при форсировании Одера, захвате Кюстринского плацдарма, в заключительном наступлении советских войск на Берлин.


Всего в годы Великой Отечественной войны генерал-майор авиации Балашов совершил 40 боевых вылетов на бомбардировку объектов в глубоком тылу противника, уничтожая их в Гомеле, Орле и в других городах, участвовал в ликвидации группировки Паулюса, прорыве блокады Ленинграда, разгроме фашистов на Курской дуге. После войны он служил в ВВС. В 1951 г. окончил Военную академию Генштаба. С 1954 года - в запасе. Похоронен в Санкт-Петербурге.


Категория: Люди, события, воспоминания | Добавил: ritaun
Просмотров: 1119 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 1.5/2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Категории раздела
Люди, события, воспоминания [73]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 453
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Друзья сайта
  • ВВВАУШ
  • 339 ВТАП
  • БВВАУЛ 70
  • Я помню
  • ВВС России
  • Сообщество uCoz
  • Лучшие сайты Рунета
  • Copyright MyCorp © 2017