Пятница, 18.08.2017, 13:38
Приветствую Вас Гость | RSS

110 ВОЕННО-ТРАНСПОРТНЫЙ АВИАЦИОННЫЙ ПОЛК

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Генерал Ковалевский Григорий Александрович



Григорий Александрович Ковалевский, 12-й командир Лейб-Гвардии Драгунского полка. Он один из тех немногих командиров, кто прошел все ступени полковой лестницы от прапорщика до командира полка в одном полку, а после смерти удостоился чести быть похороненным за алтарем полковой церкви в Кречевицах, как бы навечно оставаясь в строю. Такой чести удостаивались самые любимые и уважаемые командиры и офицеры в русской армии, и то, в порядке исключения. Именно имя генерала Ковалевского, выгравированное на надгробном памятнике (от которого в советское время не могли избавиться только из-за его тяжести), долгие годы застоя напоминало обывателям о былом прошлом Кречевиц. Это было единственное место в Кречевицах, где можно было прочесть полное название полка, когда-то квартировавшего в гарнизоне. И эти, почти затертые буквы, как бы не давали забыть о былой славе гарнизона, полке императорской гвардии и его командире. Мало того, Григорий Александрович в полку был Ковалевским 2-м, так как в Кречевицах служили еще три брата генерала, отдавая дань семейной традиции. После ухода полка в Петергоф, в квартировавшем в Кречевицах Запасном гвардейском кавалерийском полку до самой революции 1917 года, служил сын Григория Александровича – Владимир. Служил в полку и родственник Ковалевских – родная сестра братьев – Зинаида - была замужем за однополчанином Ковалевских – Николаем Николаевичем Гульковским-старшим. Командир Лейб-Гвардии Драгунского полка свиты его величества генерал-майор Григорий Александрович Ковалевский родился 17 ноября 1842 года (все даты указаны по старому стилю) в Курской губернии. Из дворян Черниговской губернии. Он был потомком Черниговской ветви Ковалевских и представителем IX поколения этого уважаемого рода. Вероисповедания православного. Воспитывался в Михайловском Воронежском и 2-м кадетском корпусе и Михайловской артиллерийской академии. Григорий Александрович был женат на Варваре Сергеевне Пискуновой. У них было трое детей: - сын Глеб, родился 3 сентября 1871 г.; - дочь Валентина, родилась 14 марта 1874 г.; - сын Владимир, родился 31 марта 1876 г. О старшем сыне и дочери пока материалов найти не удалось. Материалы о младшем сыне - Владимире (о котором будет рассказано ниже) собраны из журнала «Военная быль», в редакции которого он работал.


 


ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ Г. А. КОВАЛЕВСКОГО 


16 июня 1860 г. из фельдфебелей 2 кадетского корпуса и отличнейших воспитанников 3 специального класса произведен в прапорщики Лейб-Гвардии Драгунского полка с прикомандированием к Михайловской Артиллерийской академии. Имя Григория Александровича, как преуспевающего ученика помещено на почетной мраморной доске в Михайловском Воронежском и 2 кадетском корпусе. 27 июня 1860 г. отправлен от корпуса и прибыл в Михайловскую артиллерийскую академию. 7 июня 1862 г., по окончании курса наук в практическом классе Михайловской Артиллерийской академии на основании 1360-й статьи 3 тома Свода Военных Постановлений конференции академии наименован отличнейшим слушателем и выпущен с правом первого высшего разряда. 25 марта 1863 г. выступил с полком в Виленский военный округ в связи с началом кампании против польских мятежников, где с 14 по 20 апреля 1863 г. находился в отряде полковника Божерянова М. М. 17 апреля 1863 г. присвоено воинское звание поручик. 3 августа 1863 г. назначен исполняющим должность делопроизводителя хозяйственного комитета своего полка. 24 марта 1864 г. вследствие развившейся болезни глаз временно сдал должность. 27 марта 1864 г. назначен исполняющим должность полкового инструктора и «заведывающего оружием» и 12 мая 1864 г. был утвержден в этой должности. 30 августа 1864 г. награжден орденом Святого Станислава III степени. 30 августа 1866 г. присвоено воинское звание штабс-капитан. 31 марта 1867 г. сдал должность полкового инструктора был и назначен помощником командира резервного эскадрона. 5 августа 1867 г. назначен членом полкового суда своего полка. 30 августа 1868 г. присвоено воинское звание капитан. 15 января 1869 г. назначен командиром и принял 4 эскадрон полка на законном основании и 27 января 1869 г. был утвержден в этой должности. 30 августа 1870 г. награжден орденом Святого Станислава II степени. 3 ноября 1870 г. назначен председателем полкового суда полка и 8 ноября 1870 г. утвержден в этой должности. 20 апреля 1871 г. назначен командиром резервного эскадрона полка. 22 апреля 1871 г. сдал 4 эскадрон на законном основании, а 23 апреля 1871 года принял резервный эскадрон на законном основании. 30 августа 1871 г. присвоено очередное воинское звание полковник. 4 октября 1871 г. утвержден командиром резервного эскадрона. 13 ноября 1871 г. сдал должность председателя полкового суда. В этот же день награжден орденом Святого Станислава II степени с императорскою короною. 30 августа 1874 г. награжден орденом Святой Анны II степени. 19 августа 1875 г. сдал резервный эскадрон и принял в командование 1-й дивизион. 11 октября 1875 г. утвержден командиром 1-го дивизиона. 10 июля 1876 г. назначен Председателем полкового суда. 18 декабря 1876 г. награжден датским орденом Денеброга Кавалерским крестом, пожалованным Его Величеством королем датским Христианом IX.
 


В РУССКО-ТУРЕЦКУЮ ВОЙНУ 1877-1878 гг.

4 августа по случаю начала войны против Турции выступил с полком в поход. 5 октября 1877 г. приказом по 2-й Гвардейской кавалерийской дивизии за №135 из-за болезни командира полка К. К. Ланца назначен временно командиром полка, который принял на законном основании, выбыл из должности председателя полкового суда. 6-26 октября находился в ставке Плевненского отряда. 12 октября участвовал в демонстрационной атаке города Телища с отрядом флигель-адъютанта полковника Челищева. 16 октября участвовал во взятии отрядом генерал-адъютанта И. В. Гурко Телищенской укрепленной позиции. 21 октября участвовал в кавалерийской стычке у деревень Комарево и Джурилово. 28 октября участвовал во взятии укрепленного города Враца кавалерийским отрядом бывшего командира Лейб-Гвардии Драгунского полка генерал-майора Н. С. Леонова 1-го. 31 октября участвовал в рекогносцировке усиленных укреплений у деревень Лютаковой и Новачина. 26 октября 1877 г. - 19 января 1878 г. находился в ставке Западного отряда генерал-лейтенанта И. В. Гурко. 13-19 декабря 1877 г. перешел Балканы по перевалу Ускургач в составе западного отряда генерал-лейтенанта Вельяминова В.А. 19 декабря участвовал в сражении при Ташкистоне под командованием генерал-адъютанта И. В. Гурко. 31 декабря - 3 января 1878 г. участвовал в авангардных делах и перестрелках при наступлении к г. Филиппополю. 3-5 января 1878 г. участвовал в 3-х дневном бою войска западного отряда генерал-адъютанта И. В. Гурко под Филиппополем и во взятии этого города и окончательном поражении всей турецкой армии Сулеймана-паши. 5-19 января 1878 г. участвовал в наступлении гвардейской кавалерии от Филиппополя к Андриноаполю. 22 января 1878 г. назначен командующим Лейб-Гвардии Драгунским полком. 5 мая 1878 г. за отличие, оказанное в боях с турками под Телищем 12 и 16 октября 1877 г. награжден орденом Св. Владимира IV ст. с мечами и бантом. 6 июня 1878 г. за отличие в делах против турок произведен в генерал-майоры с утверждением в должности командира полка. За отличие оказанное в боях с турками в ноябре и декабре месяце 1877 г. до перехода через Балканы награжден золотым оружием с надписью «За храбрость». 15 июля 1878 г. назначен в свиту Александра II. 16 июля 1878 г. за отличие оказанное в делах с турками под городом Филиппополем награжден орденом Св. Владимира III ст. с мечами. 17 августа 1879 г. царским повелением разрешено принять и носить пожалованный великим герцогом Мекленбург-Шеверинским орден Венской короны Большого Командорского Креста со звездой. 16 августа 1880 г. по случаю отъезда в отпуск начальника дивизии назначен временно командующим второй гвардейской кавалерийской дивизии. 6 сентября 1882 г. приказом от 30 августа 1882 г. награжден орденом Св. Станислава I ст. 16 октября 1882 г. в соответствии с приказом за №4895 разрешено считать старшинство в чине генерал-майора со дня сражения при Телище (Ташкистоне), то есть от 19 декабря 1877 г. (Строго определенное число генералов русской армии имело свое старшинство в чине, впрочем также как и полковников, майоров, капитанов и т. д. Интересно, что за проявленные подвиги, как в нашем случае, старшинство в звании назначено с 19 декабря 1877 г., тогда как звание генерал-майор присвоено только 6 июня 1878 г. Это было, так сказать, моральное поощрение личного состава русской армии и материальных благ оно не приносило.) 7 ноября 1882 г. в связи с ухудшением здоровья отправлен в Санкт-Петербургский клинический госпиталь. 23 ноября 1882 г. в 2 часа 30 минут скончался не приходя в сознание. 16 декабря 1882 г. на основании приказа по войскам Гвардии и Петербургского военного округа от 11 декабря 1882 г. за №53 исключен из списков полка умершим. (Все даты указаны по старому летоисчислению). На год смерти получал по службе денежное содержание в год: - жалование 1017 руб.; - столовых 1824 руб.; - добавочных 1200 руб.; - в виде пособия 1200 руб.; Итого: 5241 руб. Прадед Григория Александровича, Семен Яковлевич Ковалевский (VI поколение Ковалевских) не принадлежал к числу военных и был священником - протоиреем. Где он проходил свою церковную службу пока найти не удалось, но точно известно, что в начале XIX в. он с семьей переселился в Черниговскую губернию. О деде Григория Александровича, Семене Семеновиче Ковалевском (VII поколение) практически никаких данных найти не удалось. Достоверно известно, что у него было как минимум три брата: Евфимий, Лев и Емельян, сведений о которых пока тоже не найдено. Отец Григория Александровича, Александр Семенович Ковалевский (VIII поколение) был профессиональным военным и всю свою жизнь отдал ратному делу, дослужившись до звания генерал-лейтенанта. Александр Семенович Ковалевский родился в 1807 г. Он получил воспитание во 2-м кадетском корпусе, откуда в 1827 г. выпущен прапорщиком в конную артиллерию, в рядах которой молодой офицер участвовал в Польской кампании 1831 г. В 1844 г., уже в чине капитана, А. С. Ковалевский был назначен командиром конно-легкой батареи. В 1853 г., полковник Ковалевский, будучи в отпуске, принимал участие в военных действиях на Кавказе, причем командовал конно-ракетными командами. Командуя батареей, входившей в состав 2 драгунской дивизии, полковник Ковалевский, в 1854 г., находился на юго-западной границе, а в 1855 г. на крымском полуострове. С 1857 по 1863 гг. Александр Семенович состоял на службе в бывших южных военных поселениях, а в 1863 г., в чине генерал-майора, назначен командующим 26 пехотной дивизией, и в 1866 г. вместе с производством в чин генерал-лейтенанта, утвержден в этой должности. В 1867 г. генерал-лейтенант Ковалевский был назначен председателем Московского, а в следующем - Харьковского военно-окружного суда. В этой должности он оставался до самой смерти. Нужно отметить, что Александр Семенович с интересом следил за военной литературой и поместил в «Военном Сборнике» несколько небольших заметок, относящихся до конно-артиллерийской службы. Умер Александр Семенович Ковалевский в феврале 1877 г. и был похоронен на Скорбященском кладбище города Чугуева Харьковской губернии. У Александра Семеновича Ковалевского кроме сына Григория Александровича было, как минимум, еще три сына: Михаил Александрович (1839-1877), Николай Александрович (1844 1929) и Владимир Александрович (1852-1913). Все они, видимо по примеру отца, были тоже военными и также всю свою жизнь отдали ратному делу. Но что самое интересное: все они проходили службу в Кречевицких Казармах в Лейб-Гвардии Драгунском полку. Старший сын - Ковалевский 1-й, Михаил Александрович произведен прапорщиком 16 июня 1860 года из фельдфебелей 2-го кадетского корпуса. В 1873 - 1874 гг. - капитан, командир лейб-эскадрона. В 1875 - 1877 гг. - полковник, командир 2-го дивизиона и заведующий хозяйственной частью. Кстати, краткая история рода Ковалевских упоминает Михаила Александровича как историка Лейб-Гвардии Драгунского полка. Именно под его авторством вышла первая книга по истории полка «50 лет существования Лейб-Гвардии Драгунского полка». Эта книга была напечатана в Новгороде в 1870 г. в типографии Сухова и Классона. Михаилу Александровичу судьба отвела тоже недолгий срок жизни - он умер 12 февраля 1877 г. не прожив и сорока лет. Тут следует обратить внимание, что Михаил Александрович умер на три дня раньше, чем его отец - Александр Семенович Ковалевский. Возможно, старик не смог пережить тяжелой утраты старшего сына. Михаил Александрович также как и отец похоронен на Скорбященском кладбище города Чугуева. Григорий Александрович был вторым сыном Александра Семеновича и среди своих звался Ковалевским 2-м (по старшинству). Ковалевский 3-й, Николай Александрович, как говорилось выше, тоже служил в Кречевицах. Но он был переведен в Лейб-Гвардии Драгунский полк прапорщиком из поручиков Рижского Драгунского Великой Княгини Екатерины Михайловны полка 17 апреля 1866 г. В 1873-1874 гг. - помощник командира резервного эскадрона; В 1875 г. - полковник, командир 4-го эскадрона. Николай Александрович был героем Шипки, дослужился до генерал-майора и умер в 1929 г. Ковалевский 4-й, Владимир Александрович 12 июля 1869 г. произведен в прапорщики из эстандарт-юнкеров Николаевского Кавалерийского училища. В 1896 г. - полковник, помощник командира полка по строевой части и ктитор полковой церкви. Нужно отметить, что Владимир Александрович, наверное по примеру старшего брата, тоже внес свой небольшой вклад в историческую копилку полка. Спустя несколько лет после происходивших событий он написал и опубликовал в журнале «Русская старина» за 1910 г. свои воспоминания под названием «Командировка дивизиона лейб-драгун в Финляндию в г. Вильманстранд в лагерь финских войск в 1888 г.», которые вышли и отдельной брошюрой. Владимир Александрович дослужился до генерал-лейтенанта, умер в 1913 г. Младший сын Григория Александровича, Владимир Григорьевич Ковалевский оставил заметный след в истории рода Ковалевских. Он значительно пережил своего отца и своих дядей. Умер в преклонном возрасте – на 83 году жизни. Родился он в Кречевицах, там же прошла вся его военная служба в Гвардейском Запасном кавалерийском полку (квартировал 1902-1917 гг.). Начал Владимир Григорьевич службу с вольноопределяющегося и далее службу проходил следующим образом: - 1905 – 1906 гг.- младший офицер 7 эскадрона, корнет; - 1907 – 1909 гг. - младший офицер 7 эскадрона, поручик; - 1910 - 1912 гг. - заведующий полковой учебной командой, поручик; - 1913 – 1914 гг. - командир 8-го эскадрона, штаб-ротмистр; - 1915 – 1916 гг. - командир 8-го эскадрона, ротмистр. После революции, до конца оставшись верным присяге, воевал в Добровольческой армии. Затем эмиграция во Францию. Жил и работал в Париже до последних своих дней. Краткая история рода Ковалевских о нем пишет тоже кратко: «X поколение. Владимир Григорьевич. Полковник. Военный историк. Автор «Истории рода Ковалевских», и еще добавляет: «Со своей стороны, Владимир Григорьевич Ковалевский посвятил несколько книг военной истории и собрал богатый материал по истории рода». К сожалению, найти труды по военной истории В. Г. Ковалевского пока не удалось, за исключением нескольких рассказов в периодической печати русского зарубежья. Нужно отметить, что рукописная «История рода…» В. Г. Ковалевского пока еще не вышла в свет и совсем не ясно где же она находится (по запросу с русского фонда Парижской национальной библиотеки). Также пока не удалось найти те материалы, которые он собирал всю жизнь. Умер Владимир Григорьевич 17 декабря 1958 г. и его коллеги в журнале «Военная быль» написали о нем так: «17 декабря, после продолжительной и тяжелой болезни, тихо скончался один из старейших кадет Объединения полковник Владимир Григорьевич Ковалевский. Член Объединения со дня его основания, неоднократный председатель Общественных Собраний, бессменный член Суда Чести, покойный был любим и уважаем всеми нами и являл собою пример настоящего офицера и кадета. С первого номера «Военной были» он был горячим ее сотрудником и радетелем. Кроме работы на наше кадетское дело, Владимир Григорьевич являлся крупным деятелем в деле коллекционирования военных предметов и книг. Всем памятны в его гостеприимном доме, комнаты-музеи Пажей, Тверского кавалерийского училища и его родного, 18 гусарского Нежинского полка». Совсем недавно удалось найти информацию о сыне В. Г. Ковалевского Кирилле, который после 1917 г. также как и отец жил, работал и умер во Франции. Материалы о нем были найдены в сети ИНТЕРНЕТ: «13 октября 1991 г. в Париже скончался кадет 8-го выпуска I Русского кадетского корпуса К. В. Ковалевский. Он родился 15 декабря 1907 г. в Кречевицких казармах Новгородской губернии, где его отец командовал эскадроном в Гвардейском запасном кавалерийском полку. Семья Ковалевских принадлежит к военной ветви знаменитого рода Ковалевских, известного учеными и общественными деятелями. Все Ковалевские служили в Лейб-Гвардии Драгунском полку, единственном, основанном не в России, а в Версале во время похода 1814 г. Кириллу суждено было служить не в лейб-драгунах, а во французской артиллерии. По окончании 6 классов Кирилл уехал из Сараево в Брюссель, где получил образование инженера-электрика и много лет служил в известной фирме «Wagons-Lits-Cook», по электроустановкам на поездах «Orient-Express», путешествуя непрестанно между Парижем и Константинополем. В 1940 г. во время наступления гитлеровцев в Бельгии, он был тяжело ранен возле своего орудия, был подобран немцами, которые его спасли и вернули во Францию. Один глаз был вырван, другой лишен одной десятой зрения, но постепенно Кирилл ослеп на 100 %. Последние 7 лет жил совершенно одиноким и слепым, так как его родители и жена скончались раньше. Сравнительно большая пенсия позволяла ему иметь постоянный уход. Отец его собрал большую коллекцию военных предметов, часть которых была передана в Кадетский музей в Париже. Время от времени я навещал Кирилла, и мы часами вспоминали Корпус и гвардию, в которой ему не суждено было служить! Бюст великого князя Владимира Александровича, при котором дед Кирилла состоял флигель-адъютантом, был передан мною великому князю Владимиру Кирилловичу - внуку великого князя Владимира Александровича. Слепому и одинокому смерть была избавлением. Мир праху твоему в чужой земле, за которую ты пролил кровь и которой отдал свое здоровье. Владимир Ягелло, 6-й выпуск 1-го Русского кадетского корпуса». Говоря о службе в Кречевицах Г. А. Ковалевского, его братьев и сына нельзя не упомянуть и о Николае Николаевиче Гульковском-старшем и о Николае Николаевиче Гульковском-младшем. Это отец и сын, которые тоже служили в Кречевицах. Дело в том, что Гульковский-старший был женат на Зинаиде Александровне в девичестве Ковалевской, родной сестре Григория Александровича. Сколько сестер было в семье Ковалевских пока точных данных не обнаружено. Гульковский-старший (1849-1917) дослужился до генерал-лейтенанта, один из авторов «Описания военного похода Лейб-Гвардии Драгунского полка в Турецкую кампанию». Гульковский-младший (род. 1874) также служил в Лейб-Гвардии Драгунском полку, дослужился до полковника. После революции остался в Советской России. Был репрессирован и позже расстрелян. Точная дата смерти не известна. Сейчас в Санкт-Петербурге проживают представители VII поколения Гульковских (по традиции отец и сын - Николаи Николаевичи), которые предоставили уникальные документы по истории своего рода и рода Ковалевских. Григорий Александрович Ковалевский скончался 23 ноября 1882 г. в Санкт-Петербургском клиническом госпитале после тяжелой болезни в возрасте сорока лет. 



Его ранняя смерть породила немало разных слухов, которые, к сожалению, продолжают ходить и до сих пор. Суть самого распространенного слуха исходит из того, что даты рождения (17 ноября) и смерти (23 ноября) находятся в пределах одной недели и, мол, боевой генерал очень бурно отметил свой сорокалетний юбилей, который закончился трагическим исходом. По этой версии Г. А. Ковалевский умудрился забраться на лошади на здание манежа, которого до настоящего времени не сохранился (высота примерно 12-15 метров) и оттуда свалиться. Генерал Ковалевский поступил в Санкт-Петербургский клинический госпиталь 7 ноября 1882 г. и эта дата, взятая из архивного дела РГВИА сразу отвергает версию о бурном дне рождения. Вывод медицинской комиссии следующий: «смерть произошла от ограниченного воспаления мозга, которое обусловлено глубоким перерождением мозговых артерий». Через день, 25 ноября 1882 г. в Газете «Санкт-Петербургские ведомости» в справочном указателе было напечатано: Раздел «Умершие». Командир Лейб-Гвардии Драгунского полка Свиты Его Величества генерал-майор Григорий Александрович Ковалевский». В той же газете от 28 ноября 1882 г. была напечатана еще одна заметка о смерти генерала: «Новгород – 26 ноября проводили за город, в драгунский штаб, тело генерал-майора Григория Александровича Ковалевского. Печальный кортеж провожали Лейб-Гвардии Драгунский полк и масса народа до заставы. Герой, отличившийся в последнюю войну с Турцией, был всеми уважаем: он поддерживал полковую школу для малолетних». В новгородских газетах, а в тот период выходили «Новгородские губернские ведомости» (1838-1917 гг.) и «Новгородский листок» (1881-1882 гг.) материалов по данной теме найти не удалось. В главной военной газете на то время «Русский инвалид» (1813-1917 гг.) в №262 от 24-го ноября 1882 г. была опубликована статья под названием «Памяти Григория Александровича Ковалевского» А. Пузыревского. Когда тело покойного было предано земле пока установить не удалось, да это, наверное, и не очень важно, но его, как заслуженного боевого генерала и уважаемого человека похоронили в самом святом месте на территории военного гарнизона - за алтарем полковой церкви Святых апостолов Петра и Павла. Кстати, найти сведения, чтобы кто-нибудь удостаивался такой чести впоследствии, пока не удалось. Церковь Святых апостолов Петра и Павла, также как и здание манежа построена в 1829 г. В 1830-1831 гг. она была штабною церковью Гренадерского императора австрийского полка (впоследствии Лейб-Гвардии Кексгольмского полка). После перехода этого полка в Варшаву и уничтожения военных поселений в 1831 г. церковь была в ведении 3-го округа пахотных солдат. В 1836 г. Кречевицкие казармы были предоставлены для расквартирования Лейб-Гвардии Драгунскому полку, и церковь стала полковою. В ведении Лейб-Гвардии Драгунского полка церковь находилась до 1902 г. С 1902 г. церковь являлась полковою Гвардейского запасного кавалерийского полка, квартировавшего в казармах до революции. Закрыта церковь была в первые годы советской власти, хотя прихожане долго пытались сохранить свой храм и даже писали письмо-прошение самому В. И. Ленину. Впоследствии церковь использовалась как хозяйственное помещение. Во время Великой Отечественной войны она, как и здание манежа, была значительно повреждена и в 1966-1967 гг., так и не дождавшись финансирования на восстановление ее разобрали – не хватало кирпичей на гаражи. В настоящее время о существовании манежа напоминают только массивные бетонные колоны (местные их называют «быками»), которые остались только потому, что неоднократные попытки их разрушить потерпели неудачу. Церковь представляла собой пристройку к огромному манежу с восточной стены. В подвальном помещении церкви был устроен колодец. Размер церкви по периметру 12,8 на 17,06 метров. Сравнительная маловместимость церкви объяснялась тем, что сама церковь предназначалась для офицеров и их семей, а нижние чины слушали богослужение в манеже. («Церковь, при обширнейшем алтаре, крайне малопоместительна – на 250 человек, а в полку более 1000 человек, да еще церковь посещают крестьяне двух деревень и обыватели поселка Кречевицких казарм»). Основной вход в церковь был со стороны манежа и в связи с этим командирам приходилось планировать занятия в манеже таким образом, чтобы не помешать службе в церкви. В 1902 г. церковь ремонтировали специалисты Новгородской Инженерной дистанции с сохранением рисунков по резьбе и колеров покраски. Тогда же сделали новый вход в церковь в южной стене церкви близ стены манежа, и снаружи устроен стеклянный тамбур. Кстати, пол в церкви был паркетный. Еще один капитальный ремонт, последний в ее истории, церковь пережила в 1915 г. В течение нескольких месяцев вся внутренность храма была заново перекрашена в белый цвет, обновлен и позолочен иконостас, устроена новая, усовершенствованная система отопления, колонны алтаря расписаны известным художником К. Э. Линдбландом (производившим роспись храма «Александр Невский» в Софии). Несколько слов о памятнике генералу Ковалевскому. К сожалению, до настоящего времени памятник в своем первоначальном виде не сохранился. Он представляет собой набор из четырех гранитных плит разной величины (нижняя плита из красного гранита, три верхних – из черного) и только благодаря своей массивности его не растащили. Еще до недавнего времени памятник лежал в стороне от нынешнего своего места и надписи на нем прочесть можно было с трудом. Ныне, частично восстановленный, он поставлен рядом со строевым плацем, напротив места ежедневного построения личного состава квартирующего в Кречевицах военно-транспортного авиационного полка. На лицевой стороне памятника сохранилась хорошо читаемая надпись: «Командиру Лейб - Гвардии Драгунского полка Свиты Его Величества Генерал-майору Григорию Александровичу Ковалевскому От Офицеров полка». 







На левой стороне памятника надписей нет, но видно, что с этой стороны что-то крепилось и, по-видимому, это был барельеф. На правой стороне памятника находится надпись следующего содержания: «Родился 17 ноября 1842 г. Скончался 23 ноября 1882 г.». На обратной стороне памятника надпись: «Произведен в офицеры 1860 г. Офицером полка с 16 июня 1860 г. по 22 января 1878 г. Командиром полка с 22 января 1878 г. по 23 ноября 1882 г.» А что же было установлено первоначально на самом памятнике, на котором сейчас установлен крест? Дело в том, что этот вопрос разрабатывается уже на протяжении восьми лет и тут не все так просто. Есть очевидцы, которые помнят памятник еще в первозданном виде. Беда только в том, что помнят они все по-разному, но все равно настаивают на своей версии. Итак, среди версий того, что было на памятнике: бюст Г. А. Ковалевскому, крест, мраморная чаша, орел и кивер (головной убор драгуна). Ведущий специалист Санкт-Петербургского музея городской скульптуры Ю. М. Пирютко настаивает на том, что на памятнике изначально был установлен крест. С его же помощью удалось установить мастерскую, где изготовлен памятник (адрес и фамилия мастера частично сохранились на самом памятнике – в верхнем углу на правой стороне памятника). Памятник был изготовлен в мастерской мастера Долгина, которая находилась на Невском проспекте в Санкт-Петербурге. Несколько слов об этом ремесле и об этой мастерской. Изготовление надгробных памятников становится в XIX веке отраслью ремесленного производства. В 1849 г. в Петербурге работали 22 мастерские «монументщиков» и монументальные лавки, в 1849 г. – 28, в 1900 – 54. Более полувека существовала мастерская Долгиных. Основал эту мастерскую петербургский купец Артемий Дмитриевич Долгин (умер в 1869 г., на 50-м году жизни). Затем его дело продолжили сын Долгин Кузьма Артемьевич (умер в 1910 г.) и В. Долгин (возможно сын или брат). Нужно отметить, что случаи, когда на памятниках ставили имена владельцев мастерских (как в нашем случае) довольно редки и это явилось дополнительной подсказкой по сбору информации. Мастерская Долгиных, по-видимому, была довольна известна в Санкт-Петербурге. Специалисты этой мастерской делали памятники, как удалось установить, довольно известным людям. Например: - Виссариону Григорьевичу Белинскому (1811-1848), литературному критику и публицисту мастерская А. Долгина изготовила в 1866 г. чугунный крест на постаменте. Могила находится на Волковском православном кладбище Санкт-Петербурга – в некрополе «Литераторские мостки»; - Николаю Александровичу Добролюбову (1836-1861), литературному критику и публицисту мастерская А.Долгина изготовила в 1860-е гг. гранитный саркофаг. Могила находится также в некрополе «Литераторские мостки»; - Анне Алексеевне Буткевич (рожденной Некрасовой 1826-1882), писательнице и переводчице, сестре Николая Алексеевича Некрасова. Гранитный крест на могиле на Новодевичьем кладбище Санкт-Петербурга, рядом с могилой Н. А. Некрасова. Нужно отметить, что, проводя многодневные поиски непосредственно на местах захоронений, т.е. на кладбищах Санкт-Петербурга, удалось найти на Никольском кладбище Александро-Невской лавры памятник работы мастерской Долгиных еще одному бывшему офицеру Лейб-Гвардии Драгунского полка: Владимиру Михайловичу Добровольскому (1834-1877), генерал-майору, убитому при штурме Плевны во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Была надежда на то, что памятники военным, генералам гвардии все же чем-то похожи, тем более что они изготовлены в одной и той же мастерской. К сожалению, ничего общего памятники между собой не имеют, т.к. памятник генералу Добровольскому представляет из себя гранитную глыбу из белого мрамора. Сейчас сохраняется надежда на то, что удастся найти фото изначального вида памятника. Дело в том, что в свое время в фондах Санкт-Петербургского военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи хранилась коллекция альбомов из жизни личного состава Лейб-Гвардии Драгунского полка (конец XIX века). Уже в советское время, в 50-е годы, пытались реорганизовать музей и оставить в коллекции материалы только об артиллерии, инженерных войсках и войсках связи, а остальные (в том числе и кавалерию) переместить в другие музеи. Потом, немного позже, это решение отменили, но часть материалов ушла, среди которых и «Кречевицкие альбомы». Попытка, найти эти альбомы в других музеях России пока результата не дала.

Юрий Маркитанов


 


Газета «РУССКИЙ ИНВАЛИД»

ПАМЯТИ ГРИГОРИЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА КОВАЛЕВСКОГО.




В 2.30 часа ночи, с 22-го на 23-е ноября, скончался командир Лейб-Гвардии Драгунского полка Свиты Его Величества генерал-майор Ковалевский. В лице его русская армия вообще, и русская кавалерия в особенности, лишилась одного из самых достойных своих представителей. Отличное образование, серьезный ум, полная добросовестность в исполнении своего долга, знание службы и боевая опытность, сочетались в лице Григория Александровича в такой высокой степени, что выдвигали его заметно из общего уровня и обещали ему лично блестящую будущность, а русской армии полезнейшего деятеля. Но всему этому не суждено осуществиться; обширные свойства души, ума и знания нашли применение лишь в относительно ограниченной сфере. Григорий Александрович, происходя из дворян Черниговской губернии, воспитывался в Воронежском и 2-м кадетском корпусах, где отлично окончил курс. По выпуску прапорщиком в Лейб-Гвардии Драгунский полк, прикомандирован для слушания лекций к Михайловской артиллерийской академии в 1860 году. Здесь природные умственные данные и добросовестность, серьезное отношение к делу, проявились в тех же результатах, как и в кадетских корпусах. С 1862 года начинается непрерывная служба Григория Александровича в своем полку, продолжавшаяся до самой смерти. Проходя через большую часть полковых должностей (делопроизводителя хозяйственного комитета, полкового инструктора, председателя полкового суда и прочее), командуя эскадроном в течение около 6 лет и дивизионом около двух, покойный прошел отличную практическую школу службы и вполне подготовился к командованию полком. До какой степени он добросовестно относился к делу, можно судить, например, по следующему факту. Будучи назначен председателем полкового суда, Григорий Александрович не только тщательно изучил все необходимые для его должности законоположения, но ознакомился также с различными пособиями и руководствами, стал следить аккуратно за всеми решениями главного военного суда, делал выписки и заметки, составил вид справочной книжки, которая теперь в полку служит дорогим пособием при надобности. Во время последней войны, по случаю болезни командовавшего Лейб-Гвардии Драгунским полком, Г. А. Ковалевский был назначен командующим этим полком, 5-го октября 1877 года. Война открыла обширное поприще для дарований Григория Александровича, и Лейб-Гвардии Драгунский полк, с отличием участвуя в сражениях под Телищем, 12-го и 16-го октября, покрыл себя геройской славой в деле под Новачиным, где 2-й и 4-й эскадроны легли костьми, защищая орудия, на которых многие офицеры и нижние чины были изрублены шашками черкесов, нахлынувших в превосходных силах. Взятие Филиппополя принадлежит тоже к числу отличнейших подвигов полка, действовавшего под начальством полковника Ковалевского. Ордена святого Владимира IV степени с мечами и бантом, III степени с мечами, золотое оружие с надписью «за храбрость» и чин генерал-майора были наградой подвигов Григория Александровича Ковалевского, под начальством которого полк заслужил георгиевские штандарты. В Бозе почивший Государь Император, ценя заслуги одного из лучших своих офицеров, соизволил назначить генерал-майора Ковалевского в Свою Свиту. По возвращении на родину, предстояло восстановление всей материальной части полка, приведение в порядок всего хозяйства и правильная установка воспитания и обучения полка; все это было скоро доведено до блестящего состояния, и Лейб-Гвардии Драгунский полк мог считаться украшением 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. На днях еще, посетив полк, мы любовались состоянием его во всех отношениях, причем легко было проследить как единая, разумная воля наложила свой отпечаток на все отрасли строевой службы, материального состояния и внутреннего быта полка; что особенно заслуживало внимания - это ход и результаты подготовки офицеров в боевом отношении; и тут руководителем был ныне безвременно угасший от непродолжительной, но тяжкой душевной болезни, Григорий Александрович, оставивший по себе неизгладимую память также, как человек и семьянин. 


№ 262 24 ноября 1882 г.

А. Пузыревский


 


 
Категория: Мои статьи | Добавил: ritaun (15.11.2009)
Просмотров: 4094 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [43]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 458
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Друзья сайта
  • ВВВАУШ
  • 339 ВТАП
  • БВВАУЛ 70
  • Я помню
  • ВВС России
  • Сообщество uCoz
  • Лучшие сайты Рунета
  • Copyright MyCorp © 2017