Пятница, 23.06.2017, 20:20
Приветствую Вас Гость | RSS

110 ВОЕННО-ТРАНСПОРТНЫЙ АВИАЦИОННЫЙ ПОЛК

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Ю. Маркитанов. Министр и ученый из Кречевицких казарм
К 150-летию со Дня рождения нашего земляка Григория Эдуардовича 
Зенгера) 



13 марта 1853 года в Кречевицких Казармах Новгородской губернии в семье капитана Лейб-Гвардии Драгунского полка Эдуарда Федоровича Зенгера родился мальчик, которого назвали Григорием. Кто бы мог тогда, весенним мартовским днем, предположить, что пройдут годы и малыш станет замечательным ученым, профессором, доктором римской словесности, министром просвещения России. Вопрос «кем быть?» для мальчика, детство которого прошло среди военных был решен, или даже предрешен, с самого раннего возраста. Когда же подошло время непосредственно выбирать учебное заведение и приступать к учебе, для подготовки к военной карьере был выбран Пажеский Его Императорского Величества корпус в Санкт-Петербурге. Это, одно из старейших учебных заведений России, было основано в 1759 году, а с 1802 года являлось закрытым военно-учебным заведением типа Кадетского корпуса. В этом привилегированном средне-военном учебном заведении готовили к военной и государственной службе, как правило, детей придворной знати, генералов и офицеров гвардии. Среди выпускников Пажеского корпуса были известные военные деятели генерал-фельдмаршалы И. Ф. Паскевич, И. В. Гурко, философ и революционер А. Н. Радищев, декабрист П. И. Пестель. Нужно сказать, что к этому времени отец Григория - Эдуард Федорович Зенгер уже дослужился до генерала и был старшим помощником начальника третьей кавалерийской дивизии. За плечами генерала был богатый боевой опыт, о чем красноречиво говорили награды и золотая сабля с надписью «За храбрость».Остается только гадать, кем бы стал Григорий Эдуардович, если бы закончил Пажеский корпус, но судьба распорядилась иначе, и он, в феврале 1868 года, проучившись три года и будучи учеником младшего специального класса, вышел из корпуса. Дело в том, что он узнал, что в августе 1869 года не мог быть произведен в офицеры по своей маловозрастности (не хватало двух лет!), а потому должен оставаться два года в камер-пажеском классе. Конечно, сидеть два лишних года камер-пажем, когда твои товарищи уже офицеры, было для молодого человека оскорбительным. Обучаясь в Пажеском корпусе, Григорий Эдуардович увлекся историей, особенно историей древнего Рима и Греции и их древними языками - латинским и греческим. Понятно, что в привилегированном учебном заведении и преподаватели были соответствующего уровня, и, по-видимому, их увлекательные рассказы на уроках привили молодому человеку любовь к истории. Позднее, из руководителей своих в корпусе Зенгер с особой благодарностью вспоминал директора Н. В. Корчакова, воспитателя М. А. Лялина, учителя русской словесности В. И. Классовского, известного своими трудами по педагогике. Он являлся издателем школьных пособий по Вергилию, Горацию и Тациту в дореволюционной России.Выйдя из корпуса, Григорий Эдуардович стал усиленно готовиться к поступлению в университет. Он едет в Ригу, где весной 1870 года в рижской гимназии сдает экзамены на аттестат зрелости и берет уроки по древним языкам. Он обучается латинскому языку у директора рижской реальной гимназии Э. Гафнера (бывшего ректора Дерптского университета) и учителя классической гимназии Ливена, греческому - у преподавателя классической гимназии Крангельса. Уроки эти, преимущественно преподавание одного из лучших латинистов своего времени Ливена, имели решающее влияние на выбор Зенгером университетской специальности. В августе того же года Григорий Эдуардович поступает на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Будучи студентом, Зенгер предался изучению римской словесности и римской истории. Кроме занятий в университете он дополнительно занимается на дому у профессора Ф. Ф. Соколова. Обучаясь в Пажеском корпусе, Григорий Эдуардович увлекся историей, особенно историей древнего Рима и Греции и их древними языками - латинским и греческим. Понятно, что в привилегированном учебном заведении и преподаватели были соответствующего уровня, и, по-видимому, их увлекательные рассказы на уроках привили молодому человеку любовь к истории.  Позднее, из руководителей своих в корпусе Зенгер с особой благодарностью вспоминал директора Н. В. Корчакова, воспитателя М. А. Лялина, учителя русской словесности В. И. Классовского, известного своими трудами по педагогике. Он являлся издателем школьных пособий по Вергилию, Горацию и Тациту в дореволюционной России. Выйдя из корпуса, Григорий Эдуардович стал усиленно готовиться к поступлению в университет. Он едет в Ригу, где весной 1870 года в рижской гимназии сдает экзамены на аттестат зрелости и берет уроки по древним языкам. Он обучается латинскому языку у директора рижской реальной гимназии Э. Гафнера (бывшего ректора Дерптского университета) и учителя классической гимназии Ливена, греческому - у преподавателя классической гимназии Крангельса. Уроки эти, преимущественно преподавание одного из лучших латинистов своего времени Ливена, имели решающее влияние на выбор Зенгером университетской специальности. В августе того же года Григорий Эдуардович поступает на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Будучи студентом, Зенгер предался изучению римской словесности и римской истории. Кроме занятий в университете он дополнительно занимается на дому у профессора Ф. Ф. Соколова. В 1874 году, успешно окончив университет со степенью кандидата, Григорий Эдуардович с октября работает преподавателем древних языков в 5-й Санкт-Петербургской гимназии. Одновременно, постановлением совета Санкт-Петербургского университета от 13 января 1875 года, его оставляют при университете для подготовки к профессорскому званию на кафедре всеобщей истории.Желая посвятить себя всецело научной работе, Зенгер в июле 1875 года пишет прошение об увольнении от занятий в гимназии и отправляется в Верлин, где в течение трех семестров посещает лекции профессоров Моммзена, Э. Курциуса, А. Кирхгофа, Э. Гюбнера, Г. Дройзена, В. Ваттенбаха и других. Эти лекции произвели неизгладимое впечатление на молодого ученого, особенно чтения профессора Моммзена по римской эпиграфике и по римскому государственному праву. Возвратившись в Россию, весной 1877 года Зенгер едет в город Нежин, где на кафедре всеобщей истории в Нежинском историко-филологическом институте представляет конференции института свою статью по римской эпиграфике под заглавием «Эпиграфические заметки» (из области римских древностей эпохи принципата). После успешной защиты своей работы его избирают и утверждают в звании и должности экстраординарного профессора всеобщей истории Нежинского института. Кафедру всеобщей истории в Нежинском институте Григорий Эдуардович занимал восемь лет, одновременно работая библиотекарем, а затем и ученым секретарем конференции института. В бытность свою профессором Нежинского института Зенгер читал лекции по римской истории, римским древностям, средневековой истории и новой истории. В 1883 году судьба снова улыбнулась молодому ученому, и Григорий Эдуардович едет в учебную командировку в вечный город Рим, где в течение двух месяцев работает в римских библиотеках (преимущественно в Ватиканской) и занимается сличением списков сочинений некоторых римских писателей. Служба в Нежинском институте составляет одну из наиболее светлых страниц в духовной жизни Зенгера. Здесь началась его профессорская деятельность, здесь он впервые отрабатывал курсы по разным отраслям истории, здесь, написаны первые его работы, появившиеся в печати (а именно в «Известиях института»). Сердечные отношения сослуживцев, дружно работавших на общую пользу заведения, глубокое уважение к директору института Н. А. Лавровскому, непосредственная близость к студентам - все тут благоприятствовало плодотворному труду. Переехав на другое место службы, Зенгер часто вспоминал о своих прежних коллегах по Неженскому институту и особенно совместное составление профессорами каталога уникальной институтской библиотеки. В 1885 году Григория Эдуардовича приглашают на работу в Варшаву, где он находился вплоть до 1901 года, когда был назначен товарищем министра народного просвещения Российской Империи. В Варшавском университете он начал службу исполняющим обязанности доцента по кафедре всеобщей истории, затем был доцентом, экстраординарным и ординарным профессором по кафедре римской словесности, деканом историко-философского факультета и с 1897 года по 1899 годы ректором Варшавского университета. В 1886 году Зенгер защитил в Киевском университете диссертацию под заглавием: «Критический комментарий к некоторым спорным текстам Горация» и был утвержден в степени магистра римской словесности. В 1894 году Московский университет, учитывая внимание к почетной известности профессора, которую он приобрел своими научными трудами, возвел Зенгера в степень доктора римской словесности без предоставления диссертации. Читая римскую словесность в Варшавском университете, Григорий Эдуардович преподавал одновременно всеобщую литературу в педагогических классах при Варшавской женской гимназии и некоторое время читал в университете римскую историю. Профессор Зенгер пользовался большой популярностью. Обладая редким талантом лектора, он привлекал к себе множество слушателей на лекциях в университете, и еще больше публики собиралось на его открытые публичные лекции. Принимая на себя обязанности ректора Варшав­ского университета, Григорий Эдуардович высказал свой девиз следующими словами: «Я употреблю все усилия, чтобы тщательным соблюдением закона, горячей преданностью интересам дорогого нам университета и полным беспристрастием заслужить себе доверие совета». Но, увы, пробыв два года ректором, в 1899 году, чтобы как можно больше посвятить себя научной работе, он отказывается от ректорства и продолжает читать лекции в Варшавском университете. Однако судьба распоряжается иначе. Министр народного просвещения России Н. П. Боголепов вызывает Зенгера в 1900 году в Санкт-Петербург для участия в комиссии по преобразованию средней школы. В этой комиссии Григорий Эдуардович принимал самое живейшее участие - он председательствовал в одной из подкомиссий и лично разработал некоторые проекты. Понятно, что, поработав в комиссии и показав свои организаторские способности, нужно было предвидеть очередное назначение, которое и не заставило себя ждать. После закрытия комиссии Григорий Эдуардович снова возвращается в Варшаву, но уже в другом качестве - его назначают на пост попечителя Варшавского учебного округа. Хорошо знакомый с краем, Зенгер находился во главе округа более года и проявил себя в этот краткий период знатоком русских государственных задач, поборником законности, энергичным, внимательным и сердечным администратором. Он упорядочил в крае многочисленные частные учебные заведения, закончил введение в округе института инспекторов народных училищ, открыл ряд параллельных классов в тех учебных заведениях, которые вынуждены были отказывать в приеме по недостатку мест, учредил несколько новых учебных заведений. В 1901 году следует новое назначение - генерал-адъютант П. С. Ванновский приглашает Григория Эдуардовича на пост товарища министра народного просвещения. В печати публикуется правительственное распоряжение, данное Правительствующему сенату России: «17 ноября 1901 года. Попечителю Варшавского учебного округа, доктору римской словесности, действительному статскому советнику Зенгеру - Всемилостивейше повелеваем быть товарищем министра народного просвещения». Далее следует новое назначение - 11 апреля 1902 года Григория Эдуардовича назначают управляющим министерством народного просвещения, а 6 апреля 1903 года «Управляющему министерством народного просвещения России, тайному советнику Зенгеру - Всемилостивейше повелеваем быть министром народного просвещения России». Во время управления министерством народного просвещения Григорий Эдуардович все свои силы направил на то, чтобы провести реформу средней и высшей школы. На имя Зенгера Императором Николаем II были даны два Высочайших рескрипта - от 10 июня 1902 года и от 6 апреля 1903 года - оба они были опубли­кованы в печати. Содержание первого из них, в котором определялись главные черты проводимой реформы, ввиду его особой любопытности, хочется привести полностью. Вот оно: «Григорий Эдуардович, назначив вас управлять министерством народного просвещения, Я возложил на вас в числе важнейших обязанностей задачу разработать и представить на Мое утверждение через государственный совет проекты преобразования средней школы и высших учебных заведений. Дабы при выполнении этой работы воспользоваться тем, что Я признал полезным в предположениях ваших ближайших предместников, Мною разрешено вам подвергнуть новому рассмотрению составленные ими проекты, касающиеся средней школы. Независимо от сего признаю нужным преподать некоторые руководительные указания. Прежде всего, подтверждаю Мое требование, чтобы в школе с образованием юношества соединялись воспитание его в духе веры, преданности Престолу и Отечеству и уважения к семье, а также забота о том, чтобы с умственным и физическим развитием молодежи приучать ее с ранних лет к порядку и дисциплине. Школа, из которой выходит юноша с одними лишь курсовыми познаниями, не сродненный религиозно-нравственным воспитанием с чувством долга, не только не полезна, но часто вредна, развивая столь пагубное для каждого дела своеволие и самомнение. Для указанной Мною цели следует немедленно позаботиться о том, чтобы постепенно в столицах и в губернских городах были устраиваемы воспитательные пансионы при средних учебных заведениях, строго подбирая для воспитательного дела наилучших людей и отнюдь не допуская к нему лиц, не подготовленным к указанным Мною задачам. Вопроса о лучшем материальном обеспечении лиц, призванных нести учебную и воспитательную службу. Относительно устройства школы Я желаю, чтобы она была 3-х разрядов: низшая с законченным курсом образования, средняя школа разных типов, также с законченным образованием, и средняя с подготовительным для университета курсом школа. Что касается университетов, то после печального опыта минувших лет Я ожидаю от учебной администрации и профессоров сердечного и предусмотрительного участия к духовному миру вверенной их попечениям молодежи. Да помнят они, что во всех случаях сомнения, борьбы и увлечения молодежь вправе искать и находить в своих руководителях недостающих ей - опыта, стойкости убеждений и сознания зависимости иногда целой жизни от одной минуты безрассудного увлечения. Родительскому сердцу моему было отрадно узнать, что значительное большинство студентов, в конце нынешнего учебного года, в самостоятельном сознании святого долга, вернулись к учебным занятиям и к порядку. Я хочу верить, что после летнего отдыха успокоенного обращения к своей совести, а также под благотворным влиянием родителей и близких, учащаяся молодежь внемлет Моему голосу, призывающему ее вместе со всеми Моими верноподданными под сени труда и законности.   Беспорядкам, позорящим науку и университеты, которыми в прежнее время справедливо гордилась Россия и губящим столько дорогих Отечеству и мне молодых жизней, должен быть во благо вверенного Мне Богом народа положен конец. На подлинном Собственноручно Его Императорского Величества рукой написано: «НИКОЛАЙ», 10 июля 1902 года, Петергоф». В конце 1902 года Григорий Эдуардович созвал под своим председательством большую комиссию для выработки нового университетского устава. Результатом работы этой комиссии явились пять больших томов, представляющих обширные материалы по университетскому вопросу в России и за границей. Реформа не была произведена, так как в 1904 году Зенгер был замещен генералом Глазовым. Не малую роль, если не сказать - самую главную, в смещении Григория Эдуардовича с поста министра сыграли продолжающиеся беспорядки, устраиваемые студентами различных учебных заведений... Приближалась первая русская революция 1905 года. По отношению к средним учебным заведениям Григорий Эдуардович Зенгер - безусловный сторонник классической системы образования. При нем деятельно подготавливалась реформа высших учебных заведений. В 1904 году Григорий Эдуардович был назначен сенатором, но через год сложил с себя звание сенатора, чтобы, наконец, посвятить себя всецело научной работе. Как ученый, Зенгер пользовался заслуженною популярностью знатока классического мира и редкого в свое время латиниста. Он прекрасно владел латинским языком и перевел изящными стихами классической латыни некоторые произведения Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Фета, Майкова, Байрона, Шиллера, Гете, Мицкевича, которые вышли отдельной книгой в 1904 году в Санкт-Петербурге. Книга называлась: interpretationem poeticam Latinam archtypis XXVII apposuit Gregoprius Saenger. - Метрические переложения на латинский язык Григория Зенгера». Кроме указанных выше ученых трудов ему принадлежат следующие работы: «Заметки к тексту Анкирского памятника», «К вопросу о порядке голосования всаднических центурий в римском comitiatus maximus дореформенного периода», «Еврейский вопрос в древнем Риме», «К вопросу о patres», ряд статей по критике текста различных древне-латинских авторов (преимущественно Проперция, Сенеки, Валерия, Флакка, Стиция), а также польских неолатинистов XVI века. Григорий Эдуардович состоял почетным членом Петербургского общества классической филологии, Нежинского историко-филологического общества и членом-корреспондентом Императорской Академии наук. Умер Григорий Эдуардович Зенгер 7 июля 1919 года в Петрограде.   

Примечание:

Все даты по старому стилю


Категория: Мои статьи | Добавил: ritaun (01.01.2010)
Просмотров: 828 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.3/3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [43]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 454
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Друзья сайта
  • ВВВАУШ
  • 339 ВТАП
  • БВВАУЛ 70
  • Я помню
  • ВВС России
  • Сообщество uCoz
  • Лучшие сайты Рунета
  • Copyright MyCorp © 2017