Воскресенье, 20.08.2017, 16:47
Приветствую Вас Гость | RSS

110 ВОЕННО-ТРАНСПОРТНЫЙ АВИАЦИОННЫЙ ПОЛК

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Памятка для нижних чинов. Из истории Лейб-Гвардии Драгунского полка.


Друзья мои! Вы принадлежите к славной семье Гвардейских Драгун. Великая честь для вас служить в одном из лучших полков русской армии. Но вы еще более будете гордиться своим полком, дорожить его знаменем, когда узнаете славное прошлое нашего полка; узнаете о том, что Лейб-Драгуны сравнительно в короткое время стяжали себе боевую славу и заслужили те отличия, какие даются полкам за их долгую верную службу Царю и Отечеству. Вот про это-то, как наш полк приобретал себе боевую славу, а в мирное время - доброе имя, иначе, краткую историю полка, я и расскажу вам, а вы прочитайте и запомните. Наш полк, друзья мои, сформирован в 1814 году и сначала назывался Лейб-Гвардии Конно-Егерским полком. Слово «Конно-Егерь» означает: легкий кавалерист, конный стрелок, и указывает на ту службу, какую несли такие полки. Говорят, что при взятии Парижа русскими войсками в 1814 году караулы были заняты французскими гвардейскими Конно-Егерями; это и подало мысль Государю Императору Александру I в память такого радостного события, как взятие с боя столицы Франции, сформировать полк гвардейских Конно-Егерей, тем более что русская гвардия не имела такого полка. И вот, в 3-й день апреля 1814 года состоялся Высочайший приказ Государя Императора Александра Павловича, данный в городе Париже, о сформировании Конно-Егерского полка с причислением его к гвардейскому корпусу. Того же 30-го апреля полку утвержден штат, пожалованы права молодой гвардии и он назван Лейб-Гвардии Конно-Егерским полком. Первым командиром полка был назначен генерал-майор Потапов, а первым шефом генерал-адъютант князь Васильчиков. Как офицеры, так и нижние чины, назначались в новый полк из различных частей армейской кавалерии за отличия, оказанные в Отечественную войну, при чем офицеры переводились теми же чинами. Значит, друзья мои, наш полк был составлен из самых хороших и заслуженных людей, чем справедливо и гордился. В апреле месяце были сформированы только четыре эскадрона, а в декабре и остальные три. Прежде в полку было 7 эскадронов, последний из них назывался запасным. Лошади в эскадронах были разных мастей. Только 13-го марта 1827 года последовало Высочайшее повеление о том, чтобы в полках гвардейской кавалерии иметь одномастных лошадей, при чем нашему полку, гвардейским Конно-Егерям назначалась серая масть. Но через четыре года (в 1827 году) по другому Высочайшему повелению Конно-Егеря поменялись своими лошадьми с гвардейскими Гусарами, от которых взяли гнедых лошадей, с тех пор гнедая масть и осталась навсегда в нашем полку. Формы полка тоже менялись в разное время; настоящая форма дана при покойном Государе Императоре Александре III, а красные фуражки получены в 1897 году при ныне благополучно царствующем Государе Императоре Николае II. Вернувшись из Франции в Россию, наш полк некоторое время стоял в городе Старой Руссе Новгородской губернии, затем в самом Новгороде; в 1836 году перешел в Кречевицкие казармы (15 верст от Новгорода), а 1-го сентября 1902 года был переведен в Старый Петергоф, поближе к другим полкам своей дивизии (2-я гвардейская кавалерийская дивизия). Теперь, друзья мои, посмотрим, как наш полк жил со дня своего основания, когда и где отличился, какие награды и милости Царские получал. В 1825 году полк впервые праздновал свой полковой праздник, установленный в день святых мучеников Хрисанфа и Дарии - 19-го марта, день памятный для нас, русских, по взятию Парижа. 20-го марта 1826 года, после кончины Государя Императора Александра Павловича, основателя полка, Всемилостивейше пожалован полку Его собственный мундир. Этот мундир вместе c мундирами других Государей хранится в полковой церкви. 25-го июня 1827 года освящены штандарты, Всемилостивейше пожалованные Лейб-Гвардии Конно-Егерскому полку Государем Императором Николаем I. В 1828 году полк участвовал в турецкой кампании. В 1831 году усмирял польских мятежников. Много славных стычек с поляками имел наш полк в ту войну, но самое горячее дело было под Варшавой. За штурм Варшавы 14 офицеров получили Владимирские кресты, трое - золотые сабли и на каждый эскадрон прислано по четыре знака отличия Военного Ордена, то есть по 4 Георгиевских креста. Кроме того, Высочайшим приказом от 6-го декабря 1831 года: «в ознаменование подвигов и отличной храбрости, оказанных в продолжение кампании с польскими мятежниками», Всемилостивейше пожалованы были Лейб-Гвардии Конно-Егерскому полку права и преимущества старой гвардии. С этих пор наш полк пошел в гору и заслуживал все большую и большую славу. Замечателен для полка 1833 год. В этом году он был назван Лейб-Гвардии Драгунским полком, каковое название носит и до сих пор. Слово «драгун» означает: храбрый, конный стрелок. Это название вполне приличествует нашему храброму и славному полку, девизом которого служат слова - «лихость и удаль». Затем в течение десяти лет, исключая переход Лейб-Драгун (в 1836 году) на стоянку в Кречевикие казармы, никаких важных событий в полку не произошло. Но из этого времени расскажу вам, друзья мои, один случай, записанный в истории полка, случай для нас приятный и назидательный. Однажды Великий Князь Михаил Павлович, брат Императора Николая I, производил инспекторский смотр нашему полку - в Кречевицких казармах. Зайдя в комнату старшего вахмистра 5-го эскадрона Шелейкина, Великий Князь был поражен чистотою, особенно обратил внимание на киоту с несколькими образами, обложенную цветами и малороссийским полотенцем с пестрыми, красными и синими узорами. Это было под праздник, и лампадка теплилась, как следует: «на тебе 25 рублей на масло, молись, старик, и за меня грешного» сказал Великий Князь и повелел объявить в приказе командиру 5-го эскадрона особую благодарность за то, что он внушает людям такое отличное направление: «Богу молится - Царю хороший слуга»! В 1843 году во время лагерного сбора был пожалован Лейб-Драгунам полковой марш, сочиненный покойной Государыней Императрицей Марией Александровной, супругою Государя Императора Александра II. 10-го апреля 1847 года случилось новое радостное для полка событие. Шефом полка назначен новорожденный Великий Князь Владимир Александрович, сын Императора Александра II, бывшего в то время Наследником престола. В рескрипте по этому поводу на имя командира полка от Наследника Цесаревича было сказано: «Его Императорское Величество Государь Император соизволил назначить новорожденного любезнейшего сына Моего, Его Императорское Высочество Великого Князя Владимира Александровича, Шефом Лейб-Гвардии Драгунского полка. Извещая вас и поручая объявить о сем всем чинам сего, всегда отлично и ревностно служившего полка, Я уверен, что они примут это, как новый знак Монаршего благоволения». 19-го того же апреля был отправлен от полка в Санкт-Петербург почетный караул для присутствования при святом крещении Великого Князя. При этом случае полковой адъютант имел счастье представить первый рапорт о состоянии Лейб-Гвардии Драгунского полка вновь назначенному Шефу. Рапорт был положен на подушку Августейшего новорожденного. В 1849 году полк имел поход к границам Венгрии для оказания помощи Австрийскому Императору против возмутившихся венгерцев - его подданных. Во время Крымской войны (в 1854-1855 гг.), когда четыре государства воевали с Россией, наш полк принимал участие в охране Балтийского побережья, то есть вместе с другими частями не допускал неприятельским кораблям высадить свои войска на наш берег. В 1863 году полк участвовал в усмирении польского восстания. Поляки, забыв хороший урок, данный им тридцать лет тому назад, опять возмутились против России и задумали отложиться от Русского Царя; накупили себе оружия, составили вооруженные банды или шайки и начали убивать мирных людей. Пришлось двинуть войска против них, в числе других был послан для усмирения мятежников и наш полк. В делах с мятежниками Лейб-Гвардии Драгунский полк особенно отличился. Многие из полка получили награды «за свою храбрость и расторопность». Например, унтер-офицер Мавшук получил Георгиевский крест за то, что спас тело убитого товарища, которое он положил к себе на седло и увез под выстрелами мятежников. Затем, в одной схватке четыре драгуна с безумною храбростью бросились на шайку в 20 человек и уничтожили ее, из них двое - Нечипуренко и Кузьмин награждены именными Георгиевскими крестами. 3-го апреля 1864 года полк праздновал полувековой юбилей - 50 лет своей службы Вере, Царю и Отечеству. Государь Император Александр Николаевич в день юбилея осчастливил полк телеграммой такого содержания: «поздравляю полк с полковым праздником, и благодарю за верную, усердную и храбрую службу». Мало этого. Его Величество сразу же после юбилея соизволил, зачислить Себя по спискам Лейб-Гвардии Драгунского полка. Наступила последняя Русско-Турецкая война 1877-1878 гг., которую Россия вела для освобождения от турецкого ига единоверных нам славян: болгар и сербов. Лейб-Гвардии Драгунский полк и в этой войне принимал самое деятельное участие. К более ярким боевым подвигам полка в эту кампанию относятся: участие в сражении под Телищем, взятие города Враца, геройское дело под Новачиным, лихой разъезд поручика Глобы в тылу неприятеля, занятие Мечки и живое участие в занятии города Филиппополя. Особенно памятно для гвардейских драгун дело под Новачиным (10-го ноября 1877 года), где в неравном бою при самых неблагоприятных условиях во имя долга погибла половина отряда. Суть боя под Новачиным состояла в следующем. Отряд из 1 1/2 эскадрона драгун и двух орудий 2-й гвардейской конной батареи при взводе артиллеристов, под общим начальством полковника Лихтанского, был послан к деревне Новачин с целью высмотреть расположение турецких укреплений, узнать силы неприятеля и отвлечь часть их на себя в то время, как другой наш отряд вел атаку на соседние турецкие позиции. Отряду было приказано, открыв огонь в 9 часов утра, продолжать его по возможности до 3-х часов пополудни. Против нашего маленького отряда выступили из укрепления около трех тысяч турецкой пехоты и 4 сотни отборной черкесской конницы. Продержавшись до полудня, отряд принужден был отступать, тем более что задача, возложенная на него, была выполнена. Отходить пришлось на пространстве 8 верст по узкому ущелью между двух гор. Орудия затрудняли отступление отряда, но еще большее препятствие представляли болгары, расположившиеся со своими повозками и скотом в ущелье позади отряда. Турки и черкесы, пользуясь стесненным положением нашего отряда в ущелье, делались все смелее и вплотную наскакивали на драгун. Бились в рукопашную. Уже половина нашего отряда выбыла из строя, и патроны приходили к концу. А тут как на беду одно из орудий при переходе через мостик сорвалось с него и повисло. Драгуны вместе с прислугой бросились поднимать его, но все усилия оказались напрасными. Тогда это opyдиe приказано было столкнуть в кручу. Не удалось спасти и другое, так как черкесы, окружив его громадной толпой, перебили под ним лошадей и прикрытие, а затем завладели и самым орудием. При защите этого последнего произошла отчаянная схватка: прапорщики - Данилевский, Назимов и Велинский изрублены на лафете, с ними легли на месте драгуны и артиллеристы, защищавшие своих офицеров и орудие. Завладев орудиями, черкесы продолжали преследовать отряд и осыпать ущелье пулями вплоть до караулки, стоявшей при выходе из ущелья. Полковник Лихтанский, собрав и спешив остатки своего отряда, всего 15 человек, занял ими караулку и ружейным огнем остановил дальнейшее наступление черкесов. Удержать караулку было очень важно, так как через это турки не могли занять дорогу па селение Лютаково и стать в тылу у другого нашего отряда. К вечеру на помощь Лейб-Драгунам пришел генерал Клодт со своим отрядом, но уже было поздно, так как черкесы успели скрыться с захваченными орудиями. Дорого обошлась нашим драгунам геройская защита двух орудий: из 12 офицеров остались невредимы только двое, из 138 нижних чинов уцелела одна половина. Реляция об этом деле полковника Лихтанского, командовавшего отрядом, гласит: «все чины отряда, от первого до последнего, свято исполняли свой долг, отходя на пространстве 8 верст под непрерывным огнем противника, доказательством чего может служить громадная убыль, которую понесли бывшие в деле взводы драгун, а также геройская смерть трех офицеров, которые зaщищaли последнее орудие». Сам генерал-адъютант Гурко засвидетельствовал, что поведение драгун под Новачиным, несмотря на потерю орудий, было «доблестное».В память Новачинского боя Государь Император Александр II подарил нашему полку картину знаменитого художника Сверчкова, изображающую самоотверженную защиту гвардейскими драгунами 2-х орудий в ущелье под Новачиным. Картина эта хранилась в полковом офицерском собрании, но, к сожалению, сгорела 5-го мая 1902 года при перевозке полкового имущества в город Петергоф. Славная смерть трех офицеров на лафете орудия послужила темой для другой картины, которая вместе с подобными ей изображениями геройских подвигов русского воина вывешивается в помещениях для нижних чинов. Честь и хвала героям, исполнившим свой долг и не посрамившим доброй славы русского оружия! Mногиe офицеры и нижние чины нашего полка получили различные награды за последнюю войну с турками. Из офицеров получили Георгиевские кресты: капитан Бураго и штабс-капитан Глоба (Прежде у нас в полку, как и в других драгунских полках, были не ротмистры и штабс-ротмистры, а капитаны и штабс-капитаны, вместо корнетов - прапорщики). Из нижних чинов Георгиевские Кресты получили 140 человек; цифра, как видите, внушительная. Между прочим, за эту кампанию получил два Георгиевских креста - 2-й и 3-й степени, старший вахмистр Василий Афанасиевич Константинов, уже имевший IV степень этого ордена за участие в усмирении польского мятежа. Про этого Константинова следует сказать несколько слов. Он 53 года прослужил в нашем полку и до самой смерти состоял на действительной службе; (умер летом 1901 года). Василий Афанасиевич служил при четырех Государях Императорах и был лично Им известен, участвуя во всех Высочайших выходах и полковых парадах. Августейший Шеф полка оказывал Константинову особенное внимание, назначив ему пожизненную пенсию из своих средств. А полк в 1898 году с большим торжеством отпраздновал пятидесятилетний юбилей его службы, при чем в некоторых военных журналах были помещены портреты Константинова и напечатаны хорошие статьи про него. Самая важная награда для Лейб-Драгун за Турецкую кампанию, это - Георгиевский штандарт, полученный в день полкового праздника 19-го марта 1878 года. Кроме того, в том же году, 2-го сентября, Государь Император Александр II, делая вблизи Севастополя смотр войскам, возвращавшимся из Турции, вызвал штандарт Лейб-Гвардии Драгунского полка и собственноручно навязал на него Георгиевский крест, снятый с груди Великого Князя Сергея Александровича, каковой штандарт с памятным крестом хранится в полковой церкви, как вполне заслуженная и достойная оценка боевой доблести нашего полка.Покрытые неувядаемой славой, осыпанные Царскими милостями, вернулись Лейб-Драгуны из турецкого похода на свою стоянку, предварительно зайдя в Новгород, где их ожидала торжественная встреча, а затем долговременный мирный отдых в Кречевицких казармах. В 1897 году полк праздновал пятидесятилетний юбилей шефства Великого Князя Владимира Александровича, доныне здравствующего Шефа полка. 14-го декабря 1902 года командиром полка назначен Его Высочество Герцог Георгий Георгиевич Мекленбург-Стрелицкий, состоящий в родстве с Российским Императорским Домом, как сын Великой Княгини Екатерины Михайловны. Назначение Его Высочества принято с радостью Лейб-Драгунами и сочтено за особую Царскую милость к полку, так как Его Высочество первый командир нашего полка из Высочайших Особ. В день полкового праздника, 19-го марта 1903 года Лейб-Гвардии Драгунский полк имел счастье впервые со дня основания принимать в своих казармах Верховного Вождя русской армии Государя Императора Николая Александровича и Его супругу Государыню Императрицу Александру Федоровну. Его Императорское Величество присутствовал в манеже на церковном параде, затем посетил 1-й эскадрон, в столовой которого выпил чарку за славу и процветание полка. Оставшись доволен блестящим состоянием к порядком в полкy, Его Величество, Высочайшим приказом от того же 19-го марта, соизволил выразить Свое благоволение начальствующим лицам и офицерам, а нижним чинам пожаловал денежные награды: георгиевским кавалерам по 5 рублей, имеющим шевроны по 3 рубля, а всем прочим по 50 копеек на человека.В тот же день командир полка, офицеры, полковой священник и старший врач были приглашены на обед в Зимний Дворец, где некоторые из них удостоились высокой чести беседовать с Их Величествами и еще раз выслушать Высочайшую благодарность за отличное состояние полка. В 1914 году наш славный полк будет праздновать сто лет своего существования и имеет получить новый штандарт. Надеемся, что в день столетнего юбилея гвардейские драгуны не ударят в грязь лицом и покажут себя молодцами! В заключение, друзья мои, остается сказать несколько слов, о той почетной службе, составляющей преимущество частей гвардии, какую наш полк нес в мирное время, несмотря на отдаленность стоянки в Кречевицких казармах и неудобство сообщения со столицами. Так, например, он, посылал своих представителей в Москву на торжество Священного Коронования четырех Императоров, начиная c Императора Николая I. Ежегодно в Крещенском параде (6-го января) участвует дорогая сердцу каждого из Лейб-Драгун святыня - полковой штандарт, сопровождаемый в Петербург, адъютантом и взводом от 1-го эскадрона. Штандарт наш в ряду знамен и штандартов других гвардейских полков развивается в Высочайшем присутствии и на Георгиевском параде (26-го ноября). Офицеры получают приглашения на все Царские балы и придворные торжества, а также и к Высочайшему столу. В списках полка, кроме Августейшего Шефа, числятся Его сыновья: Великий Князь Борис Владимирович и Великий Князь Кирилл Владимирович. Нельзя обойти молчанием и того, что, пользуясь высоким вниманием пяти Государей Императоров, получая неизменное одобрение своего начальства, Лейб-Драгуны всегда умели заслуживать добрую славу, любовь и уважение от местных жителей, с которыми их сталкивала судьба. Лучшим доказательством этого служит, во-первых, сохранившееся в полковой истории сведение о том, что жители города Старой Руссы, прощаясь с нашим полком, уходившим на стоянку в Новгород, в благодарность за хорошее поведение нижних чинов, подарили в пользу их 2000 рублей. Затем, об этом же свидетельствуют и те сердечные проводы, которые устроили полку жители древнего Новгорода и крестьяне ближайшей к Кречевицким казармам Подберезской волости, а также местные войска, прощаясь в мае месяце 1902 года с Лейб-Драгунами, уходившими в Петергоф; на добрую память они поднесли полку свое благословение - три святые иконы. Пожелаем же, друзья мои, чтобы эта добрая слава всегда и везде сопутствовала нашему полку; чтобы верные присяге, чувству долга и любви к родине, Лейб-Драгуны навсегда остались такими же надежными слугами Богу, Царю и Отечеству, страшными для врагов внешних и внутренних, какими были их славные предки, твердо помнившие русскую пословицу: «За Богом молитва, а за Царем служба никогда не пропадают».

 

Санкт-Петербург. Типография Тренке и Фюсно Максимилиановский переулок 13, 1903 г. Дозволено цензурой.

Санкт-Петербург, 4 июля 1903 г.

Полковой священник Алексей Ливанский



 
Категория: Мои статьи | Добавил: ritaun (10.11.2009)
Просмотров: 3991 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 3.7/3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [43]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 458
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Друзья сайта
  • ВВВАУШ
  • 339 ВТАП
  • БВВАУЛ 70
  • Я помню
  • ВВС России
  • Сообщество uCoz
  • Лучшие сайты Рунета
  • Copyright MyCorp © 2017