Понедельник, 26.06.2017, 20:12
Приветствую Вас Гость | RSS

110 ВОЕННО-ТРАНСПОРТНЫЙ АВИАЦИОННЫЙ ПОЛК

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Ю. Маркитанов Славные дети капитана Бородина


Иван Парфеньевич БОРОДИН

В Новгороде, в 1847 и 1848 годах родились два брата, два замечательных русских ученых. Это ботаник Иван Парфеньевич и специалист в области железнодорожного транспорта Александр Парфеньевич Бородины. «Мой папа и моя мама жили в Драгунском Штабу, а дедушка и бабушка жили в Новгороде»,- так начинается дневник маленького Вани Бородина. Эти чудом сохранившиеся детские воспоминания были написаны незадолго до отмены в России крепостного права. Драгунский штаб - это и тогда, и ныне военный гарнизон Кречевицы (Кречевицкие Казармы) и назывался он Драгунским по имени квартировавшего в нем Лейб-Гвардии Драгунского полка. Отец Вани - Парфений Афанасиевич Бородин был капитаном этого полка. Род Бородиных происходит из дворян Екатеринославской губернии. Дед Вани - Афанасий Иванович Бородин после окончания Пажеского корпуса служил в армии. За храбрость и отличие по службе он был назначен адъютантом к генерал-фельдмаршалу Ивану Федоровичу Паскевичу, графу Эриванскому, светлейшему князю Варшавскому, прославившему своими делами и подвигами наше Отечество и самого себя. (Паскевич - один из четырех полных кавалеров за всю историю Ордена Святого Георгия).  Афанасий Иванович, дослужившись до звания полковника, уже было перешел на гражданскую службу, однако же, когда началась очередная русско-турецкая война 1828-1829 гг., он настоял на своем направлении в действующую армию и, увы, пал смертью храбрых при штурме крепости Ахалцых (ныне это независимая Грузия) в 1828 году. И. Ф. Паскевич, извещая семью убитого о смерти любимого адъютанта писал, что, глубоко восхищен его подвигом, и что из своих средств кладет в банк 50 тысяч рублей для обеспечения оставшихся малолетних сирот. Кстати, старшим из трех сыновей Афанасия Ивановича был Парфений, отец Вани. Он получил образование в том же Пажеском корпусе, однако не был такой воинственной натурой, как дед Афанасий Иванович и, не наделенный крепким здоровьем, был мало склонен к военному делу, служил лишь по семейной традиции. Человек скромный, нерешительный, склонный к глубоким чувствам и некоторой сентиментальности. Женился Парфений Иванович в Новгороде, на дочери директора новгородской гимназии, в молодости блестящего гвардейского офицера Александра Ивановича Лыкошина (1842-1846 гг.) - Екатерине. Екатерина - девушка, которую отличали женское обаяние, энергия, активность, живость и здоровье.Современники подчеркивали в ней «самостоятельность суждений, живой ум и интерес к «высоким материям», строгость к себе и доброту к другим, часто мешающую разобраться в дурных качествах окружающих людей, богатство, разнообразие и веселость натуры». От брака Парфения Бородина и Екатерины Лыкошиной в 1847 и 1848 годах родились в Новгороде братья Иван и Александр Бородины. Кстати, имя Ваня получил неслучайно. И по этому поводу он записал в своем дневнике: «На третий день меня крестили в церкви гимназии и назвали Иваном, в честь фельдмаршала князя Варшавского, который был заочно моим Крестным отцом». К сожалению, Парфению Афанасиевичу не долго пришлось служить в Кречевицах. Он заболел тяжелой болезнью, его увезли лечиться в Петербург, где он и скончался в госпитале 16 сентября 1851 года. Екатерина Александровна, сделавшись в 23 года вдовой, до конца дней своих, с двумя маленькими детьми, при весьма скромном достатке, делала все, чтобы воспитать из мальчиков настоящих мужчин. Из остатков от пожертвованных Паскевичем денег она купила участок земли с деревянным домиком в дачной местности за Нарвской заставой. Детям было восемь и шесть лет, когда они с мамой переселились жить в свой новый, вместительный дом с низкими потолками. На чистом воздухе дети окрепли, а суровый и более чем скромный образ жизни, научил их довольствоваться малым и жить преимущественно умственными интересами. Невозможно перечислить те трудности, лишения и невзгоды жизни, которые непонятно какими усилиями преодолевала молодая мать, чтобы вырастить и выучить детей.  Одним из самых ярких воспоминаний детства для детей стал их визит к Императору Николаю I, незадолго до его кончины. Никто и не ожидал такого поворота дел, но расскажем все по порядку. На юге России идет Крымская война. Мальчики, как истинные патриоты, готовы в трудную минуту прийти на помощь своему государству (наверное, сказалась наследственная военная жилка) и пишут патриотическое письмо самому царю. Что именно они там написали остается только догадываться, но, буквально через несколько дней, дети вместе с мамой были представлены Императору Николаю I в Зимнем Дворце и получили на память военную игрушку. Теперь, пользуясь правилом старшинства, расскажем подробнее о старшем из сыновей Парфения Афанасиевича - Иване Парфеньевиче Бородине. До 12 лет Ваня учился дома, занимаясь с мамой и студентом-юристом, который преподавал математику и естественные науки, и был подготовлен к поступлению в четвертый класс гимназии. Кстати, воспитывать детей помогала бонна немка, благодаря которой дети свободно говорили на немецком, а также на французском, которым с ними занималась мама. Мать могла пойти более легким путем - отдать детей на учебу в кадетский корпус за казенный счет, так как она была вдовою военного. Но она предпочла для детей гражданскую карьеру. Ваня был послушным и примерным гимназистом, усидчив, любил книгу и уже на третий месяц учебы в гимназии стал первым учеником, уделяя много времени урокам и чтению. Интересно, что, побывав с матерью несколько раз в итальянской опере, он страстно полюбил музыку, выучил ноты и стал самостоятельно разбирать любимые арии, а затем заниматься музыкой с учителем. И преуспел в этом так, что когда с деньгами в семье стало совсем трудно, учитель, не желая терять способного ученика, давал ему уроки бесплатно. Однако денег в семье все равно не хватало, и уже в 14-летнем возрасте, будучи в шестом классе гимназии, Ваня начал сам давать уроки на дому. Здесь не обошлось без помощи директора гимназии, который с уважением и пониманием относясь к способному гимназисту, рекомендовал его в обеспеченные семьи. Кстати, попав репетитором к дочери сенатора Гедда, Иван, уже по рекомендации этой семьи, давал уроки и в других сенаторских семьях, зарабатывая на этом до 100 рублей в месяц. На свои первые заработанные деньги Ваня вместе с братом купили маме швейную машинку и другие самые необходимые вещи. Позже он смог купить для себя книги, ноты, микроскоп. В 1863 году, окончив гимназию с серебряной медалью, Иван, не сразу определился с выбором своего жизненного пути. Было даже желание поступить в консерваторию, но под давлением матери он подал прошение о зачислении на юридический факультет Петербургского университета. Мать видела сына в будущем не меньше чем губернатором. Однако получив отказ о зачислении в студенты - по молодости лет (ему не было еще 17 лет), он в течение года помогал родственнику, довольно видному историку и публицисту своего времени, Петру Карловичу Щебальскому (1810-1866), который был женат на одной из сестер матери. Иван работал вместе с ним в Публичной библиотеке по составлению истории цензуры. Интерес к естественным наукам и, в частности, к ботанике у Ивана Парфеньевича начал проявляться еще в гимназии. Однажды гимназист Бородин увидел в витрине книжного магазина книжку с яркой надписью «Анатомия лягушки», которая его привлекла, и он с интересом ее прочел. Интерес к данной теме был подкреплен летом, когда он уехал преподавать в семью неких Банковских, где познакомился с двумя студентами, естественником и медиком. У этих молодых людей было много книг по анатомии и естественным наукам, и Иван Парфеньевич с удовольствием перечитал их. После летних занятий, осенью 1864 года, он уже без всяких колебаний поступил на физико-математический факультет, чтобы иметь возможность более тщательно заниматься ботаникой. Никто и не мог подумать, что за год с Иваном Парфеньевичем произойдут такие перемены с выбором будущей профессии. Позже он сам вспоминал, что еще во время посещения подготовительных лекций юридического факультета в университете он увидел объявление, в котором студентам были объявлены темы на медаль. Среди других была одна ботаническая тема о «печеночных мхах». Придя домой, он рассказал об этих мхах матери, которая его полностью поддержала. И вот, через год, первокурсник физико-математического факультета Бородин присутствует на акте вручения студенту К. А. Тимирязеву золотой медали за сочинение об этих самых печеночных мхах. «Я смотрел на него как на героя, возбуждавшего во мне зависть», - написал в своей автобиографии Иван Парфеньевич. Обучаясь на физико-математическом факультете, он очень быстро занялся научно-исследовательской работой. Сначала увлечение - анатомия, но вскоре, не без участия матери, - ботаника. Серьезно заняться ботаникой Ивану Парфеньевичу помогли замечательные русские ученые, профессора Бекетов и Фаминцын, лекции которых он посещал. Они быстро оценили способного интересующегося студента и позволили ему заниматься наукой вместе с ними на их квартирах. В тесной квартире А. С. Фаминцына была оборудована темная комната для опытов по влиянию света на водоросли, где днем и ночью горели керосиновые лампы в специально устроенном фонаре (так называемый фонарь Фаминцына). Взяв пример с учителей своих, молодой студент завел на свои заработанные репетиторством деньги такой же фонарь и сжигал в нем на 15-20 рублей керосина в месяц (довольно большие деньги по тем временам), проводя уже собственные опыты. Вследствие этого была сделана на третьем курсе первая самостоятельная научная работа. Осенью 1869 года, окончив университет со степенью кандидата, Иван Парфеньевич, не без помощи профессоров Бекетова и Фаминцына, избран преподавателем ботаники в Земледельческий институт, преобразованный в 1877 году, в Лесной институт. О том, как его выбрали на эту должность, хочется рассказать немножко подробнее. В 1869 году скончался замечательный русский ботаник Сергей Петрович Карельщиков, преподававший ботанику в вышеуказанном институте. Был объявлен конкурс на занятие этой кафедры, и профессора Института на своем заседании так и не смогли определить кому из кандидатов, заявивших свое желание в нем участвовать, отдать предпочтение. Уходя домой, они случайно проходили мимо аудитории, где временно приглашенный в помощь больному Карельщикову Иван Парфеньевич проводил занятие со студентами. Послушав, как молодой ботаник ясно и образно излагает свою лекцию, профессора переглянулись и вернулись обратно. На продолженном заседании было решено предложить вакантное место Ивану Парфеньевичу, даже не участвовавшему первоначально в конкурсе.В 1876 году за работу «Физиологические исследования над дыханием листоносных побегов» Бородину присуждена ученая степень магистра ботаники, а в 1880 году, в возрасте 33 лет, после кропотливого исследования роли и значения аспарагина в растительном организме, Иван Парфеньевич защитил диссертацию и получил звание профессора. Исключительно скромный по натуре, ученый до мозга кости, Иван Парфеньевич никогда не гнался за степенями и знаками отличия. В 1886 году он получил степень доктора от Новороссийского Университета за совокупность его выдающихся научных трудов. За долгие годы профессорской деятельности, читая ботанику в специальных учебных заведениях, где она обычно являлась лишь вспомогательным предметом, Иван Парфеньевич воспитал целое поколение русских ботаников. Среди них: В. Н. Сукачев, В. Н. Любименко (кстати, женившийся на одной из дочерей Ивана Парфеньевича), А. А. Сапегин, Н. А. Буш и многие другие. И там, где ученый читал свои лекции, ботаника, благодаря Ивану Парфеньевичу, становилась важнейшим предметом. Перу Ивана Парфеньевича принадлежат два знаменитых учебника «Курс анатомии растений» и «Краткий учебник ботаники» (так называемые «большой» и «маленький» Бородин), которые еще до 1917 года печатались более чем 10 изданиями. Кто только ни учился по этим учебникам? Ботаники, биологи, агрономы, врачи и множество просто образованных людей проходили «маленького» и «большого» Бородина. Впервые в России Иван Парфеньевич предложил вести практические занятия по определению растений зимой по засушенным гербарным экземплярам и фиксированному в спирту материалу из цветов и плодов. В те времена это было новаторством, и в 1878 году на Парижском Ботаническом Конгрессе Иван Парфеньевич сделал специальный доклад «О зимнем определении растений студентами», а Петербургский университет ввел этот метод для своих студентов. Для таких зимних занятий под руководством Ивана Парфеньевича в Ботаническом кабинете Лесного института был собран огромный гербарий. С 1891 по 1899 годы И. П. Бородин состоял на должности помощника директора Лесного института, всегда, однако, тяготясь административной работой. Не оставляя свою основную работу в Лесном институте, Иван Парфеньевич преподавал неоднократно в других высших учебных заведениях: в Военно-Медицинской Академии, где он был профессором с 1878 по 1880 и с 1893 по 1899; с 1887 по 1893 читал лекции по курсу анатомии и физиологии растений в Санкт-Петербургском университете, сначала в качестве приват-доцента, а потом - экстраординарного профессора. Кроме того, Иван Парфеньевич много лет преподавал на женских курсах: Владимирских, Васильеостровских, Бестужевских, Медицинских и Фребелевских, а также как первоклассный популяризатор читал бесплатные публичные лекции и проводил ботанические экскурсии. На некоторые из таких экскурсий в последние годы собиралось более 200 человек. В плохую погоду лекции тоже проводились, но не на открытом воздухе, а на квартире Ивана Парфеньевича, что иногда вызывало сомнения в политической благонадежности этих собраний, так как в те времена естественные науки вообще были под подозрением. Ивану Парфеньевичу неоднократно приходилось участвовать и в заграничных конгрессах по естественным наукам, садоводству и охране природы в качестве русского делегата и докладчика. Однако по своей скромности он не любил никаких парадов и церемоний, без которых такие мероприятия не обходятся. На конгрессе в Генуе он уклонился от участия в придворном балу. На другом конгрессе, в Кембридже, во время Дарвиновских торжеств, Иван Парфеньевич даже до некоторой степени испортил официальную программу празднества своим отсутствием на одной из церемоний, где он должен был выступать в парадном костюме в первой паре с французским ботаником Бонапартом: последнему пришлось идти одному впереди заранее построенных пар. Бородин необычайно любил живую природу, особенно нашу родную северную. На каникулах он обычно уезжал вместе с семьей на дачу, в Новгородской или Тверской губернии и там тоже продолжал свою научную работу. Иван Парфеньевич часами бродил вместе с двумя дочерями по лесам и полям, собирая растения для гербария. Кстати, будучи преподавателем Земледельческого Института, он женился на  Александре Григорьевне Перетц, внучке декабриста Перетца Григория Абрамовича. В 1894 году Иван Парфеньевич получил звание заслуженного профессора. В 1896 году, вложив значительную часть своих личных средств, Иван Парфеньевич основал на берегу озера Бологое в Валдайском уезде пресноводную биологическую станцию (в 1908 она была перенесена на озеро Селигер). Он пожертвовал Станции свою научную библиотеку, администрировал общий строй ее работ и издал на свои личные средства три тома Трудов Станции. Императорское Петроградское Общество естествоиспытателей на заседании 7 апреля 1902 года постановило, по предложению своего президента профессора А. А. Иностранцева, назвать станцию Бородинскою. Вот как Иван Парфеньевич мотивировал передачу Станции своей библиотеки: «Уж раз станция Бородинская, то где же и быть книгам Бородина, как не здесь! Да и не хочется мне, чтобы приобретавшаяся на трудовые деньги еще во времена студенчества и с юношескою жаждою прочитывавшиеся сокровища попали когда-нибудь за бесценок в руки букиниста,  который взглянет на них лишь с меркантильной точки зрения. Если суждено Бородинской станции пережить Бородина, если суждено ей устроиться где-либо окончательно, осесть прочно, то, конечно, это будет не столица с ее общедоступ­ными книгохранилищами, а какое-либо сравнительно глухое место, где книга вообще составляет относительную редкость». Будучи членом Ученого комитета Министерства земледелия, Иван Парфеньевич в 1897-1901 заведовал Бюро по прикладной ботанике. Шестого апреля 1902 года Бородин был избран ординарным академиком и в том же году директором Ботанического Музея Академии Наук. Позже он состоял членом правления (с 1912 по 1917) Академии от Физико-Математического Отделения и исполнял обязанности вице-президента Академии (1917-1919). Главной работой Ивана Парфеньевича в Академии было издание «Флоры Сибири». В 1902 году он совершил путешествие в Прибайкалье и собрал гербарий, переданный им в Ботанический Музей Академии, а в 1908 году вышел его обширный труд «Коллекторы и коллекции по флоре Сибири». В самом начале академической карьеры Ивана Парфеньевича с ним произошел инцидент, который мог коренным образом изменить дальнейшую его деятельность и по которому можно судить о его характере. 27 января 1905 года в газете «Русь» была опубликована «Записка 342 ученых», в которой они требовали полного и коренного преобразования государственного строя. Среди 16 подписей академиков одна принадлежала Ивану Парфеньевичу. Но 4 февраля 1905 года в Академию было прислано письмо, которое подписал лично президент Академии, великий князь Константин Константинович. В нем содержалось порицание академикам за участие в политике и предложение, прежде чем заниматься политикой, отказаться от казенного содержания. Кроме того, такие же письма были разосланы всем академикам лично. Иван Парфеньевич отреагировал на это письмо, как на личное оскорбление, и немедленно написал прошение об отставке (не предупредив своих коллег), которое подал лично президенту на заседании Академии. «Может быть, это было не по товарищески, признавался потом Бородин, но, чувствуя себя глубоко оскорбленным, я должен был реагировать немедленно». 



Поступок Ивана Парфеньевича произвел большую сенсацию среди ученых. Иван Парфеньевич просил товарищей примириться с его уходом. Но академики потребовали личных объяснений от президента Академии по поводу разосланной академикам бумаги. Великий князь, очень раздраженный, был готов дать ход отставке Бородина и грозил всякими неприятностями Академии, вплоть до ее разгрома. Но, убедившись в твердом настроении ученых, он на следующем заседании произнес, неожиданно для всех, речь извинительного характера, после чего академики тут же обратились к Ивану Парфеньевичу с просьбой забыть об инциденте и не уходить в отставку. После некоторого колебания И. П. Бородин согласился, и президент вернул ему обратно прошение об отставке. В 1904 году Иван Парфеньевич, после 35 лет педагогической деятельности, оставил преподавание в Лесном институте. Совет института учредил премию его имени за лучшие работы по ботанике студентам института, которые, кстати, назначал сам Иван Парфеньевич. С 1910 года в Русском географическом обществе Иван Парфеньевич возглавлял комиссию по охране природы и явился одним из пионеров этого нового важного начинания в России. В 1916 году под непосредственным руководством И. П. Бородина создано Русское Ботаническое Общество, которое объединило русских ботаников. На собрании Общества он был избран Президентом и почетным его членом. В начале декабря 1916 года под его редакцией вышли первые два номера «Журнала Русского Ботанического Общества». Когда свершилась Октябрьская революция, Ивану Парфеньевичу было уже 70 лет. Несмотря на различные трудности и недомогания, об оставлении Родины не было и речи. Кроме голода и других материальных лишений, ему пришлось перенести почти полную потерю зрения, частичное восстановление которого было достигнуто лишь после трех операций. Никто из окружавших в эти годы Ивана Парфеньевича не слышал от него ни жалоб, ни ропота на судьбу.Материальные лишения он переносил с улыбкой, так как со времени спартанского воспитания своей матерью сохранил полное равнодушие к житейским благам. К тому же, овдовев в первый год войны и давно выдав замуж дочерей, он был освобожден от материальных забот о своих членах семьи. В 1917-1919 годах он был вице-президентом Академии наук, с 1918 года состоял почетным членом Главного Ботанического Сада, в 1920 был избран президентом Ленинградского Общества естествоиспытателей, - в 1919-1920 годах Иван Парфеньевич преподавал ботанику в Красноармейском институте. Надо было видеть, как трогательно относились к Ивану Парфеньевичу его ученики-красноармейцы. Когда он, почти слепой, начинал писать мелом вместо доски на стене, ни одной улыбки не появлялось на лицах. Те, кто видел, как красноармейцы бережно и любовно вводили своего учителя в аудиторию, были до глубины души тронуты этим зрелищем. У Ивана Парфеньевича был редкий дар привлекать к себе все сердца. Он говорил: «Всякая ссора предполагает наличие, по крайней мере, двух участников; я ссориться не хочу, вот и не удается никому со мной поссориться». И. П. Бородину принадлежит более ста печатных работ, целый ряд переводов, он редактировал научные журналы. Ученые-ботаники в честь своего уважаемого коллеги назвали некоторые виды и роды растений. хотя следующая информация будет понятна в большей степени специалистам, добавлю, что именем Ивана Парфеньевича названы роды: BorodiniaBusch (сем. Cruciferae), Borodinella Miller (Algae) и виды: Acantholimon Borodini Krasn., Astragalus Borodini Krasn. Умер Иван Парфеньевич 5 марта 1930 года на 83 году жизни и похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря в Санкт-Петербурге, через несколько лет был перезахоронен на Богословское кладбище, уже в Ленинграде.

Начиная рассказ о младшем из братьев - Александре Парфеньевиче, хочется сказать о том, что он тоже оставил заметный след в истории России и, выражаясь словами одного уважаемого киевского исследователя его деятельности, «он многое сделал впервые». А. П. Бородин родился 29 сентября 1848 года в Новгороде. После окончания гимназии один за другим закончил два ВУЗа - Петербургский технологический институт в 1870 году и Институт инженеров путей сообщения в 1872 году. В 1872-1874 годах он служит инженером по подвижному составу и водоснабжению на строительстве Ряжско-Вяземской железной дороги (линия Вязьма-Елец), а с 1874 года становится управляющим этой дорогой. В 1877 году Александра Парфеньевича назначают управляющим Киево-Брестской железной дорогой. Когда началась Русско-турецкая война 1877-1878 годах А. П. Бородин участвовал в организации мобилизационных перевозок войск железнодорожным транспортом в зимнее время (впервые в практике военных действий), а также принимал участие в строительстве железных дорог на театре военных действий. При его участии за короткий срок построена новая железнодорожная линия Бендеры- Галац протяженностью 300 км, а вслед за ней - железнодорожная рокада Франтешти - Зимница, длиной около 90 км. Кстати, во время перевозок войск на Балканы, по предложению Александра Парфеньевича, впервые в мире, решен вопрос о питании войск горячей пищей в пути. Сначала были созданы на станциях так называемые «постоянные кухни», которые впоследствии преобразованы в военно-продовольственные пункты, каждый из которых имел уже не только кухню и столовую, но и «дом для офицера и нижних чинов», хлебопекарню, кладовые, и др. Вроде бы ничего удивительного, но именно по предложению Александра Парфеньевича был произведен опыт отапливания вагонов с помощью установленных в них небольших печей. Опыт оказался настолько удачным, что сразу был распространен по всей железной дороге. В 1878 году А. П. Бородина назначают управляющим Юго-Западными железными дорогами, они образовались от слияния Одесской, Киевско-Брестской и Брёстско-Граевской железных дорог. На этой должности он проявил себя как одаренный инженер и организатор.


Александр Парфеньевич БОРОДИН

Вот как сказал об Александре Парфеньевиче его коллега Н. А. Белелюбский: «Да что там толковать! Ведь он достиг совершеннейшего чуда: его поезда стали ходить по расписанию. Представляете? По рас-пи-са-нию! Минута в минуту. У него за водочкой в станционном буфете не засидишься».Новое назначение не совсем устраивало А. П. Бородина, так как работа была, в основном, административная, а он хотел инженерной, поэтому начал хлопотать об отставке с поста начальника дороги. И добился своего. В 1879 году Александр Парфеньевич был назначен главным инженером службы подвижного состава, тяги и мастерских этих же дорог. При непосредственном руководстве А. П. Бородина на Юго-Западной железной дороге была усовершенствована система водоснабжения, он осуществил централизацию и механизацию ремонта подвижного состава, в 1879 году открыл механические и химические лаборатории, в которых впервые в России были проведены исследования воды, топлива, смазки и других материалов. Александр Парфеньевич внедрил статистический учет всех повреждений подвижного состава в процессе эксплуатации, систему премирования работников службы за экономию эксплуатационных расходов. В 1880-1889 годах, несмотря на рост перевозок, на Юго-Западной железной дороге экономия в эксплуатационных расходах составила 40 процентов, средний пробег паровозов между двумя капитальными ремонтами увеличился с 74,6 тыс. до 139,3 тыс. верст.
В 1881 - 1882 годах в Киевских мастерских Юго-Западной железной дороги Бородин открыл первую в мире паровозоиспытательную станцию, где начал опытное научное исследование локомотивов. Подобные лаборатории были созданы только в 1891 году в США, в 1903-1904 годах - имени Бородина на Путиловском заводе в Петербурге, в 1905 - в Великобритании. Александр Парфеньевич разработал новый мощный тип паровоза системы тандем-компаунд, который испытал в киевской лаборатории. Применение новой системы давало почти 20-процентную экономию в расходе пара. Работая над этим паровозом, А. П. Бородин трудился, не покладая рук. Он находился в лаборатории целыми днями и, не стесняясь никакой работы, мог заменить любого специалиста. Александр Парфеньевич мог сам управлять паровозом, работал машинистом, кочегаром, смазчиком. По этому поводу он писал своим родным: «В моем «паровозном» обличье меня решительно никто не узнает, я весь в масле, угольная пыль и сажа покрывают меня толстым слоем с ног до головы. В таком виде, забыв, как я выгляжу, я направился однажды в буфет. Какой-то купец, отскочив в сторону, побранил меня: «Куда ты, шут гороховый, лезешь, тут для чистых господ, а ты с суконным рылом да в калашный ряд...» Худо бедному человеку, куда ему деваться...». Работы А. П. Бородина по испытанию паровозов типа «компаунд» имели мировое значение. После успешного внедрения таких паровозов в эксплуатацию в России Александра Парфеньевича не раз приглашали за границу поделиться опытом. Его книга «Опытные исследования над применением систем компаунд» и доклады о ней во Франции и в Англии получили высокую оценку во всем мире. За это изобретение Общество гражданских инженеров в Париже присудило А. П. Бородину золотую медаль. Кстати, только в 1889 году такой тип машин появился в США и сразу же получил там большое распространение. Нужно сказать, что сослуживцы, подчас, считали Александра Парфеньевича излишне требовательным и сухим, и он знал об этом. Уходя с поста управляющего дороги, он в своей прощальной речи сказал: «Я не скрывал ни от себя, ни от вас, что предъявлял иногда к своим сотрудникам слишком большие требования, но и счастлив был видеть, как успешно наши инженеры справлялись с самыми трудными задачами. Никто меня не упрекнет в несправедливости, ущемлении свободы собственного мнения и самостоятельности в своей деятельности. Я воспитывал лишь чувство ответственности». Занимая высокий пост А. П. Бородин, оставался скромным и простым, много внимания уделял улучшению условий жизни рядовых работников железной дороги. В 1889 году его снова назначают управляющим Юго-Западными железными дорогами и он предпринимает различные меры, направленные на улучшение условий труда и быта рабочих, повышение их жизненного и культурного уровня. Александр Парфеньевич организовал образцовые столовые для рабочих, комнаты отдыха паровозных бригад, требовал строительства больниц, детских домов для сирот. Обличая отцов города и высокое начальство, обвиняя их в создании варварских жилищных условий, высокой смертности в рабочей среде, он писал в журнале «Инженер»: «Неужели же нет возможности предупредить хотя бы часть смертей, неужели все они нормальны? Ничуть не бывало! Надо улучшить гигиенические условия города, дать ему хорошую воду, устроить правильную канализацию, дать возможность рабочим иметь здоровые, дешевые помещения, а не притоны князя Вяземского...». «Порядочность и благородство Бородина, - вспоминал его близкий друг и помощник во всех инженерных задумках Людовик Маврикеевич Леви, - характеризуется и таким штрихом: уходя на пенсию с должности управляющего дорогами, Александр Парфеньевич пожертвовал пожизненно выслуженную им пенсию на усиление существующих на линии библиотек и устройство новых». И еще об инженере Бородине, как человеке: никапли тщеславия, своекорыстия, ни тени самоуспокоенности - естественность и даже несколько простодушная открытость и непосредственность во всем - в манере поведения, в отношении к людям в деловых ситуациях. До всего Александру Парфеньевичу было дело, ничего не ускользало от его внимания. Так, на одном из инженерных совещаний в Управлении дороги, на котором обсуждался вопрос о Главных дорожных мастерских, Бородин сказал: «Наш общий позор, что люди в мастерских глохнут при клепке котлов. Мы обязаны приобрести приборы, чтобы избавить людей от такого увечья...». С 1882 года в Киеве стал выходить журнал «Инженер», одним из инициаторов издания которого был и Александр Парфеньевич. Он был его постоянным автором, редактором отдела механики и механической технологии, а с 1885 года - главным редактором. Александр Парфеньевич был активным членом Русского технического общества (с 1891 - его почетным членом), которое, между прочим, учредило золотую медаль «имени А. П. Бородина». Медаль выдавалась за крупные изобретения, усовершенствования, исследования «по механическому делу или устройству железных дорог вообще, а подвижного состава в особенности». На медали значилось: «Премия имени Александра Парфеньевича Бородина». К сожалению, прожил Александр Парфеньевич совсем мало. Умер он 26 марта 1898 года в Италии, где проходил курс лечения. Умер в полном расцвете творческих сил, когда ему не исполнилось еще и пятидесяти лет. Смерть талантливого инженера потрясла все слои общества. Киевская газета «Киевлянин» в те дни писала: «Давно уже Киев не видел ничего подобного. Улицы, по которым двигалась печальная процессия, были забиты народом. Над многочисленным людским потоком плыли венки...». После панихиды во Владимирском соборе протоиерей Златоверхов сказал речь, слова из которой хочется привести: «...Александр Парфеньевич был деятелем, который своим трудом приносил пользу Отечеству... Мог бы я еще многое сказать о нравственном образе Александра Парфеньевича, этого светлого, честного и благородного человека, но звание духовного отца заставляет меня быть сдержанным в отношении к любимому духовному сыну...». А вот слова выдающегося ученого В. Л. Кирпичева, которые он сказал, выступая на заседании Русского технического общества, посвященного памяти А. П. Бородина: «Он... представляет нам совершенный тип настоящего инженера, в истинном смысле этого слова, т. е. человека-гения, человека, который должен придумывать и создавать. Это определение предполагает, во-первых, солидное научное образование, обширные и разнообразные знания, а во-вторых - способность придумывать новое и воплощать - реализовывать свои идеи, т. е. творческую способность. Деятельность инженера есть в значительной мере творческая деятельность, и у кого нет этой способности, тот, несмотря на высокое научное образование, никогда не будет инженером»... Похоронили А.П. Бородина в Киеве, на Аскольдовой могиле, в живописном месте на берегу Днепра. К сожалению, до настоящего времени могила не сохранилась, так как в 1935 году кладбище закрыли и вместо него разбили парк. А после Великой Отечественной войны это место стало одним из воинских кладбищ, которое просуществовало до 1957 года. Сейчас там просто зона отдыха. 


Литература:

1. Александр Парфеньевич Бородин // И Киев/898. № 4,
5. С. 131 - 154.
2. Житков С. М. Бородин Александр Парфеньевич. //
Биографии инженеров путей сообщения. СПб, 1902. Вып. 
3. С. 24-37.3. Леви Л. М. Еще по поводу железнодорожной опытной
станции имени А. П. Бородина // Инженер. Киев. 1911. № 8. С. 228-239.
4. Леви Л. М. Основания для установления однообразной
программы испытания новых паровозов на русских железных дорогах // Инженер.
Киев, 1913. № 2. С. 33-37; № 3. С. 79- 85; Торжество идей. Там же. М 2. С. 63-64.
5. Романов В. М., 'Ткаченко Ф. Д. Бородин Александр
Парфеньевич. М., 1949. 32 с.
6. Сологубов В. Н. Бородин Александр Парфеньевич. //
Ученые и изобретатели железнодорожного транспорта. М., 1956. С. 140- 147.
7. Н. А. Зензинов, С. А. Рыжак. Выдающиеся ученые и
инженеры железнодорожного транспорта. М., 1978. С. 108-119.
8. Статьи И. Ветрова из газеты «Рабочее слово». Киев, 1992 г.
9. Сологубов В., Выдающийся русский инженер А.П. Бородин // Железно­дорожный транспорт. 1950. № I.
10. С. Ю. Липшиц. Словарь «Русские ботаники» М., 1947. Т. I. С. 248-254.
11. Юбилейный сборник, посвященный И.П. Бородину / Под ред. А. А. Ячевского. Л., 1927. С. 1-30.
12. В. Л. Комарова. И. П. Бородин. Президент Русского Ботанического Общества // Природа. Февраль. 1971 г. Кол. 227- 238).
13. Памяти Ивана Парфеньевича Бородина (18/1 /847-5/111 1930) // Журнал русского ботанического общества Т. 15. № I-2. М.-Л., 1930. С. 2-5.
14. Ленинградская правда. № 65. 7 марта 1930 г. С. 4.
15. Домашний архив А. Е. Бородиной.
16. Венгеров С. А. Словарь русских ученых. Пг., 1915.


Категория: Мои статьи | Добавил: ritaun (01.01.2010)
Просмотров: 2561 | Рейтинг: 3.5/4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [43]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 454
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Друзья сайта
  • ВВВАУШ
  • 339 ВТАП
  • БВВАУЛ 70
  • Я помню
  • ВВС России
  • Сообщество uCoz
  • Лучшие сайты Рунета
  • Copyright MyCorp © 2017